Menu
Russian English

Осуждал Сталина, восхищался Горбачевым, защищал Путина. Чем запомнился Стивен Коэн



Подключайтесь к Telegram-каналу NashDom.US



 Дата: 21.09.2020 15:16
Источник: BBC.com

В Нью-Йорке после долгой и тяжкой борьбы с раком легкого в возрасте 81 года скончался известный историк, крупный специалист по СССР и России Стивен Коэн.

Евгений Евтушенко сочинил про него эпиграмму: "Спокоен быть не может Стивен Коэн. Россией он всегда обеспокоен".

Ученый много лет преподавал в Принстонском университете, был советником Джорджа Буша-старшего, много раз приезжал в Москву, впервые еще в 1959 году, свободно говорил по-русски.

По американской классификации он был либералом, в европейских терминах левым. Соответственно, осуждал Сталина, горячо поддерживал попытку Михаила Горбачева построить обновленный социализм и критически относился к происходившему в России после 1991 года.

Он принадлежал к исторической школе, считающей ранний большевизм демократическим многообещающим течением, а приход к власти Сталина - трагической случайностью. "Победа Сталина была заложена в самой структуре партийной системы", - писал, возражая ему, американский историк Ричард Левенталь.

Интерес Коэна к России пробудили семейные корни (дед эмигрировал в Америку из Литвы, входившей в состав Российской империи) и учеба в Колумбийском университете у знаменитого советолога Роберта Такера.

По рекомендации Такера молодой историк выбрал в качестве темы для диссертации биографию Николая Бухарина. Его изданная в 1973 году книга "Бухарин: политическая биография" считается непревзойденной по содержательности и глубине.

Труд Коэна вышел на русском языке в переводе сына Бухарина Юрия Ларина и журналиста Евгения Гнедина, в 1930-х годах работавшего в "Известиях", главным редактором которых был Бухарин.

 

Коэн считал взгляды "правой оппозиции" конца 1920-х годов здравой альтернативой возобладавшему тогда сталинскому курсу. Политическую реабилитацию главного героя своих научных изысканий в 1988 году исследователь воспринял как личную победу.

Он стал горячим сторонником Михаила Горбачева и пропагандистом перестройки на Западе. В 1989 году по личному приглашению советского лидера в очередной раз приехал в Москву и вместе с женой и сыном стоял рядом с Горбачевым на мавзолее во время первомайской демонстрации.

В книге "Война с Россией?" Коэн хорошо отзывается о Владимире Путине

Коэн был лично знаком с ныне покойными вдовой Бухарина Анной Лариной и дочерью Сталина Светланой Аллилуевой.

Помимо труда о Бухарине, на русском языке вышли книги Коэна "Долгое возвращение: жертвы ГУЛАГа после Сталина" и "Вопрос вопросов": почему не стало Советского Союза?". Всего он написал 10 книг и несколько сотен газетных и журнальных статей. Особенно тесно он сотрудничал с либеральной "Нью-Йорк таймс".

В последней книге под названием "Война с Россией?", опубликованной в 2019 году, он назвал Владимира Путина "рациональным лидером", которому "удалось поставить Россию на ноги". К 70-летию Коэна тогдашний президент Дмитрий Медведев наградил его орденом Дружбы.

 

Николай Злобин, американский и российский политолог:

Большой историк, большой ученый, и большая утрата. Яркая личность. Это был очень глубокий знаток России, в первую очередь специалист по 1920-м, 1930-м годам. Тщательный, доскональный, высокопрофессиональный. Его огромная работа с первоисточниками впечатляла.

Его биография Бухарина останется в историографии как крупное явление, может быть, первая объективная, взвешенная работа о Бухарине, написанная по материалам архивных документов, которые тогда были недоступны советским историкам. Книга очень интересная.

Он был человек эмоциональный, веселый, глубоко интеллигентный, тонкий. Он умел читать лекции, давать интересные интервью. Не так много в США людей, действительно хорошо знающих Россию, понимающих, как ее история, культура, менталитет и политика связаны в единое целое. Можно по пальцам пересчитать.

В тот период, когда российская историческая наука завоевывала признание в мире, открывались архивы, открывались границы, начинались обмены, он сыграл сугубо позитивную роль, помогая этим обменам. Человек, который не просто профессионально, а искренне, по-человечески интересовался Россией, любил ее и знал.

  •  

На каком-то этапе он начал субъективно относиться к России, слишком лично. Всегда оценивал Россию со знаком "плюс", нежели со знаком вопроса. Думаю, что он сильно хотел и сумел отчасти повлиять на общественное мнение Соединенных Штатов, хотя бы академической и политической среды, чтобы ее отношение к России стало лучше. Он долбил и долбил в эту точку, и в конце концов вызвал определенное неприятие своей позиции среди серьезных американских историков, которые стали воспринимать его как человека, пристрастного в отношении России. Но история вся субъективна по большому счету.

У него была политическая позиция. Он всегда стоял за улучшение российско-американских отношений, очень активно за это боролся, зачастую делал это самоцелью и, как мне кажется, на каком-то этапе стал терять объективность, начал видеть Россию не такой, какая она есть, а Россию глазами Стивена Коэна.

Но для России очень здорово иметь таких людей в разных странах мира.

 

Иван Курилла, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге:

Коэн - один из самых известных американских историков России, и один из самых любимых и самых ненавидимых. Он вызывал негативные чувства и у большого количества американцев, и у российских либералов, потому что в последние годы защищал Путина.

А было время, когда его у нас очень любили: когда он в 1989 году к Горбачеву приезжал и считался первым американским историком, которого активно читали в России. Его книга о Бухарине была переведена на русский язык, издана массовым тиражом и стала открытием, таким альтернативным взглядом на историю по сравнению с тем, что был принят в Советском Союзе.

Мне представляется, что в его взглядах была некая последовательность - и те, кто его любил, и те, кто его ненавидел, видели конкретную позицию, которую он занимал в текущий период времени. Если он заблуждался, то искренне, а если в чём-то был прав, то мы увидим это не скоро, но тоже увидим.

Он в большей степени, чем очень многие в американской академической науке, писавшие о России, и в большей степени, чем очень многие здесь, в России, был и оставался приверженцем взгляда на историю как на нечто непредрешенное.

Его книга о Бухарине была интересна не только тем, что он считал Бухарина альтернативой Сталину, а тем, что он писал, что Советский Союз мог развиваться по-другому, социализм мог быть другим. Может быть, он ошибался, но это было очень интересно в том смысле, что среди очень многих доминирует представление о том, что то, что случилось, было единственно возможным, что есть такие большие законы истории, которые нас привели от революции к Сталину, а от Сталина к Путину.

Вот с такими взглядами Коэн всю жизнь и спорил.

Поддержать сайт «Наш Дом» можно бесплатно: подпишите себя и друзей на нашу ежедневную рассылку и реклама оплатит Вашу помощь

Редакция не несет ответственность за содержание информационных сообщений, полученных из внешних источников. Авторские материалы предлагаются без изменений или добавлений. Мнение редакции может не совпадать с мнением писателя (журналиста)
Для того, чтобы иметь возможность обсуждать публикации и оставлять комментарии Вам необходимо зарегистрироваться!

Ответы и обсуждения

Ещё из "Всезнайка":

Всё из "Всезнайка"

Подписка на получение новостей по почте

E-mail адрес обязателен
Name is required