Menu
Russian English

Оккупанты охотятся на «шпионов» на украинской ЗАЭС — WSJ



Подключайтесь к Telegram-каналу NashDom.US



 Дата: 18.06.2022 05:14
Источник: ZN
Оккупанты патрулируют АЭС с оружием, упрекая работников за то, что они говорят на украинском.

В коридорах крупнейшей в Европе атомной электростанции российские военные охотятся на «шпионов» среди украинских рабочих. Три недели назад один из российских захватчиков, с марта оккупировавших Запорожскую АЭС, выстрелил в 53-летнего атомщика Сергея Швеца. Мужчина был среди многих рабочих АЭС, которых захватчики подозревали в передаче информации оборонным силам Украины, чтобы подорвать российскую оккупацию. Об этом пишет The Wall Street Journal.

«Он еще жив, но не выживет. Он сопротивлялся», – сказал своему подразделению российский солдат под кодовым именем «Ловец» в телефонном звонке, перехваченном украинской разведкой.

На днях ранее оккупанты похитили сотрудника, ответственного за разгрузку горючего. Работника не было больше недели. После плена он вернулся напуганным и отказывался говорить, рассказывают его коллеги. Как утверждают местные чиновники, работники АЭС и члены их семей, на нескольких сотрудников надевали наручники и увозили на допросы. Многие вернулись с травмами, более десятка работников пропали без вести. По словам работников, Швец жив, но в тяжелом состоянии в оккупированной Россией больнице.

 «Они специально его искали», - сказал близкий родственник мужчины.

Более 500 российских военнослужащих были развернуты в разветвленном комплексе АЭС, который до войны производил до пятой части электроэнергии в Украине. Частью их задачи стало отсеивание украинских партизанов среди 11-тысячного персонала. Оккупанты патрулируют АЭС с пистолетами и гранатами, упрекая работников, которые говорят на украинском, а не на русском, и проверяют их мобильные телефоны на предмет лояльности Киеву.

В бункере под АЭС инженеры российской государственной корпорации атомной энергии "Росатом" создали базу. Они потребовали от украинских работников объяснить более новые компьютеризированные функции АЭС, установленные после распада СССР.

Промышленность атомной энергетики, жестко регулируемая для предотвращения аварий, никогда раньше не видела военного захвата действующей атомной электростанции.

Российские чиновники сообщили персоналу АЭС, что в ближайшие месяцы станция будет подключена к российской сети. Переход электростанции из национальной электросети Украины на российскую будет затратным и технически сложным шагом, который может занять годы. Украинское правительство не видит легкого способа контратаки и безопасного освобождения АЭС.

После публикации этой статьи, пресс-секретарь Росатома заявила, что ее сотрудники были там для безопасности станции, и не участвовали в ее управлении.

В интервью The Wall Street Journal сотрудники АЭС рассказали, что многие сотрудники служили в войсках территориальной обороны Украины. По оценкам одного работника, 97% персонала остаются лояльными Киеву. Некоторые все еще имеют свои служебные винтовки и настроены противостоять российской оккупации.

Реакторы станции нуждаются в постоянном контроле и обслуживании персонала. Поломка оборудования может подвергнуть работников радиации или нанести вред самой АЭС. За ремонт машин отвечает аварийно-ремонтная бригада, среди механиков которой был Швец.

В течение недель Международное агентство по атомной энергии пыталось получить более подробную информацию об условиях на станции. Телекоммуникационный канал, автоматически передающий данные с АЭС  в штаб-квартиру МАГАТЭ в Вене, был прерван почти на две недели до 10 июня, что оставило регулятор ООН в сфере ядерной энергетики в темноте.

В течение почти месяца генеральный директор МАГАТЭ Рафаэль Гросси настаивал на том, чтобы посетить это место.

Кроме общения с работниками АЭС, их руководителями и родственниками, местными чиновниками и дипломатами, издание пересмотрело протоколы утренних разговоров между энергетическим регулятором Украины и руководителями оккупированной АЭС, прослушало перехваченные звонки российских оккупантов, а также просмотрело видео и фотографии.

Работники говорят, что частые похищения сопровождались жестокими допросами в оккупированном полицейском участке в соседнем городе Энергодар. Вокруг АЭС российские солдаты вырыли окопы и припарковали более 50 единиц бронетехники и танков Т-72 и Т-80, сообщили сотрудники.

Внутри АЭС оккупанты повесили портрет президента России Владимира Путина. На некоторых постройках российские флаги. Захватчики конфискуют телефоны рабочих, просматривают текстовые сообщения, ленты социальных сетей и проверяют, чьи языковые настройки сохранены на украинском, а не на русском языке, что рассматривается как доказательство националистических настроений.

«Они могут просто подойти к вам, спровоцировать и ударить винтовкой в ​​лицо», - сказал один из сотрудников.

«Люди просто пропадают без вести и никогда не возвращаются. Некоторые возвращаются, но провели пару недель где-то в подвале, без еды и без воды… Если бы, не дай Бог, кто-нибудь узнал, о чем я здесь говорил, я мог бы погибнуть», – сказал другой атомщик.

Ситуация на ЗАЭС разворачивается в почти 500 км от места самой страшной в истории ядерной катастрофы – взрыва в Чернобыле 1986 года.

24 февраля, в день вторжения России, Украина проводила общенациональное испытание с целью отключения от российской сети. После теста Украина решила не подключаться к РФ.

Захват ЗАЭС начался с артиллерийских и реактивных обстрелов из гранатометов утром 4 марта.

Швец, в которого позже стреляли россияне, был среди местных подразделений обороны, которые делали баррикады из автомобилей, шин и мешков с песком, чтобы попытаться остановить наступающие российские танки.

Украинские защитники, оснащенные стрелковым оружием и несколькими гранатометами, сумели уничтожить российский танк, но вынуждены были отступить, когда прибыли еще десятки российских военных машин.

На рассвете оккупанты при поддержке танков и бронетранспортеров прошли по комплексу АЭС, разоружая украинскую охрану.

По всему разветвленному комплексу станции начали расселяться сотни российских солдат.

Сначала оккупанты терпели проявление украинских настроений. Но в середине марта российские войска ужесточили свои правила. Флаг Украины был запрещено. То же самое касалось и украинского языка. Исполнение государственного гимна, раздававшегося через систему оповещения в начале ежедневной смены на АЭС, прекратилось.

Охота на «шпионов»

Российскому солдату под кодовым именем Ловец было приказано найти Швеца. 23 мая во время телефонного звонка, перехваченного украинскими спецслужбами, командир раскрыл подробности.

«Привет, вот этот Швец, проверьте его тактико-технические характеристики», - сказал начальник.

«Я уже это сделал», - ответил оккупант.

«Ладно, тогда закрой его и спеши сюда в командный пункт. И принеси информацию», – добавил оккупант.

В течение недель украинские работники и российские оккупанты находились в напряженном и противостоянии. Рабочие решили остаться, чтобы продолжать передавать электроэнергию на территорию Украины.

Каждое утро АЭС звонила украинской государственной атомной энергетической корпорации «Энергоатом», чтобы обсудить производство электроэнергии на двух действующих реакторах станции и количество российских военных или танков, присутствующих на объекте.

Из своего бункера под АЭС инженеры Росатома вызывали менеджеров, чтобы они принесли документы и инструкции, чтобы разобраться в новых функциях АЭС. Когда в мае этот район посетил вице-премьер-министр России Марат Хуснуллин, он заявил, что РФ будет либо потреблять электроэнергию ЗАЭС, либо продаст ее обратно Украине.

Украинские руководители АЭС знали некоторых техников «Росатома», направленных из России, с которыми они проводили совместные учения еще до ухудшения отношений Москвы и Киева. Они также знали, что для перенаправления электроэнергии в подсанкционную Россию придется построить новые дороги линии электропередач и другую инфраструктуру.

Каждое утро россияне, некоторые в униформе с пометками Росатома, забирали сотрудников из своих рабочих мест. По словам работников, у входа на АЭС оккупанты проверяют сумки и кошельки и приказывают работникам закатать рукава и поднять рубашки, чтобы проверить, нет ли подозрительных татуировок.

У некоторых сотрудников изымали ключ-карты, и люди оказывались в ловушке между двумя стеклянными дверями, прежде чем российские солдаты забирали их на допрос. Некоторых забирали в отдельные комнаты для того, что персонал АЭС эвфемистически называет «разговорами». Затем работников отпускали на свои смены спустя несколько часов. На других надевали наручники и сажали в автомобили. Люди не возвращались днями или даже неделями, рассказывают работники. Один работник потерял слух, когда вернулся из плена оккупантов.

Многие украинские работники ЗАЭС пытались скрыть свою лояльность к Украине, разговаривая на русском и очищая старые публикации в социальных сетях. Один из сотрудников сказал сыну, который иногда наведывался на АЭС, перестать использовать в качестве рингтона патриотическую украинскую песню «Ой у лізу червона калина». Многие сотрудники удалили старые текстовые сообщения и вернули телефоны к заводским настройкам. Российские солдаты, проверявшие мобильные телефоны работников у входа на АЭС, были недовольны, когда обнаружили устройства, очищенные от личных данных и фотографий.

«Россияне сказали нам: «Вы думаете, что мы идиоты?». И они сказали нам скачать Facebook, Instagram, чтобы проверить наши социальные сети. Это было опасно», — вспоминает один из работников АЭС.

Швец не очистил все свои аккаунты в соцсетях, утверждают коллеги. На одной фотографии видно, как механик в украинской военной форме обнимает свою дочь, а на груди у него медаль за отвагу. Его фотографии привлекли внимание оккупантов.

Работники АЭС и их семьи иногда по возвращении домой обнаруживали, что их квартиры ограблены, а бытовая техника — стиральные машины, телевизоры и кофеварки — исчезли. Жителей, пытавшихся уехать, оккупанты останавливали на блокпостах и ​​обыскивали их авто.

«Мы слышим звуки выстрелов день и ночь», – сказал мэр города Дмитрий Орлов.

Его заместителя Ивана Самойдюка оккупанты похитили в марте и с тех пор его никто не видел.

23 мая командир подразделения захватчиков позвонил другому российскому солдату.

«Ты сейчас на АЭС? Вы можете проверить, есть ли сотрудник Швец, проверьте, он еще на рабочем месте или нет», - говорится в перехвате украинской разведки.

Швец уже вышел из ночной смены в 7:04 утра, добираясь до своей квартиры в Энергодаре. Его жена работала в соседнем госпитале, также оккупированном российскими солдатами.

Около 11 часов утра российские захватчики появились возле его квартиры, согласно другому перехваченному телефонному звонку. Позже они скажут руководству, что Швец имел ружье и открыл огонь.

Оккупант с кодовым именем Ловец позвонил на свой командный пункт с обновлением.

«Он открыл огонь… его ликвидировали», – заявил захватчик.

С тех пор Швец перенес две операции, чтобы удалить восемь пуль, в том числе две из головы. Его коллеги на АЭС создали фонд поддержки для семьи работника.


Понравилась статья - поделитесь:


Понравилась новость?
Подпишитесь на ежедневную рассылку новостей по темам
Вы можете также сами подписать друзей и обсуждать материалы вместе
Редакция не несет ответственность за содержание информационных сообщений, полученных из внешних источников. Авторские материалы предлагаются без изменений или добавлений. Мнение редакции может не совпадать с мнением писателя (журналиста)
Для того, чтобы иметь возможность обсуждать публикации и оставлять комментарии Вам необходимо зарегистрироваться!

Ответы и обсуждения


Ещё из "Украина":

Всё из "Украина"

Подписка на получение новостей по почте

E-mail адрес обязателен
Name is required