E-mail адрес обязателен
Name is required



 


Легализовать и растворить: что происходит с добробатами в Украине



Дата: 10/14/2019 05:43
Автор: Максим Мухин
Источник: Апостроф
В стране больше не осталось "неофициальных" добровольческих подразделений

В понедельник, 14 октября в нашей стране отмечается День защитника Украины. Таковыми, безусловно, являются бойцы добровольческих батальонов, которые в 2014 году противостояли вооруженной агрессии против Украины. "Апостроф" выяснял, что происходит с добробатами сейчас.

Почти год назад было объявлено о демобилизации добровольческих подразделений, которые отказались легализоваться. За это время они не поменяли свое решение, но решили сдать оружие. В начале сентября Национальная полиция сообщила, что приняла десять тонн оружия от трех добровольческих формирований. Передача осуществлялась в Мариуполе, оружие сдавали батальон имени Шейха Мансура, батальон ОУН и 8-й батальон "Украинской добровольческой армии" Дмитрия Яроша. Процесс передачи вооружения был официально зафиксирован. Эти подразделения остались последними, которые, начиная с 2014 года, не прошли так называемую легализацию в структуры Вооруженных сил Украины, Национальной полиции или Национальной гвардии.

Народный депутат VIII созыва и командир штурмовой роты батальона "Айдар" Игорь Лапин объясняет, что, судя по опубликованным официальными органами фотографиям, подразделения сдали трофейное или остаточное вооружение.

"Если у подразделения нет пункта постоянной дислокации, то куда девать это оружие в случае перебазирования? На себе таскать его точно не стоит, поэтому и сдали остатки с целью их сохранения. В сравнении с 2014 годом ситуация поменялась, нет необходимости хранить остаточное или трофейное оружие",– говорит Лапин.

"2014 год показал, что Украину готовы защищать 4 - 5 тысяч человек – столько было тех, кто с оружием в руках сразу встал на ее защиту. Здесь все – армия, полиция, спецслужбы, но около трех тысяч человек – это добровольцы. Были добровольческие подразделения, в которых, кроме названия, было по два человека. Но это была основа, вокруг которой потом собирались сотни",– вспоминает в разговоре с "Апострофом" народный депутат VIII созыва и командир первого добровольческого подразделения в структуре Министерства внутренних дел "Днепр-1" Юрий Береза.

Боевое становление

Начало вторжения в 2014 году показало, что украинская армия не готова к симметричному ответу на вооруженную агрессию. Против разворованных подразделений ВСУ в том же Крыму выступали оснащенные современной боевой техникой войска Российской Федерации. И тогда добровольцы сыграли решающую роль в защите Украины. По словам Березы, западные исследователи изучают феномен украинского добровольческого движения 2014 года. Поскольку в тот момент никто из военных аналитиков не верил, что Украине удастся устоять под натиском агрессора. 

 К концу 2014 года на востоке Украины насчитывалось около 40 добровольческих батальонов. Заместитель командующего сектором "М" Антитеррористической операции в 2014-2015 годах полковник Виктор Шидлюх утверждает, что добровольческие батальоны сыграли важную роль на первых этапах боевых действий на Донбассе. При этом он отмечает, что в большинстве своем они формировались на базе официальных силовых структур – армии, Национальной гвардии или МВД.

Эти подразделения финансировались с помощью волонтеров или крупных предпринимателей, что в определенном смысле создавало угрозу их использования в качестве "частных армий". По этой причине в высших эшелонах власти было принято решение об их легализации, то есть, переходе под командование официальных силовых структур. В итоге добробаты были разделены на три основных вида: батальоны территориальной обороны (находятся в подчинении Министерства обороны), батальоны специального назначения МВД и батальоны Национальной гвардии.

"Без вмешательства громоздкого механизма Минобороны добровольцы сами организовали хорошую подготовку и обеспечение. Это те люди, которые не дали возможности сложить оружие, в том числе действующей армии. Была идея на базе батальонов территориальной обороны создавать новые бригады, но высшее руководство государства испугалось роста их влияния. Было сделано все, чтобы растворить их ядро в регулярных соединениях", – вспоминает Юрий Береза.

Здесь важно отметить, что осенью 2014 года в каждой из областей Украины было создано по одному, а то и по несколько батальонов территориальной обороны.

Свой устав

Отдельного упоминания заслуживают формирования "Правого сектора", также начавшего в опасное для украинского государства время создавать свои батальоны, которые объединились в "Добровольческий украинский корпус" (ДУК ПС). На исходе 2015 года руководитель и основатель "Правого сектора" Дмитрий Ярош покинул организацию. Вскоре он основал еще одно добровольческое соединение – "Украинскую добровольческую армию" (УДА). Вместе с тем, ДУК ПС от легализации по общим правилам отказался, став в итоге единственным добровольческим вооруженным формированием, которое признается на государственном уровне.

Несмотря на официальное признание, в украинском законодательстве отсутствуют юридические основания для существования добровольческих воинских подразделений. Но есть уголовная ответственность, к которой могут быть привлечены участники добровольческих батальонов, в том числе за хранение оружия. Юрий Береза обращает внимание, что за пять лет боевых действий на Донбассе так и не был принят закон об учете трофейного оружия и вооружения. Все оружие находилось под контролем командующих секторами.

"В 2014 году мы пришли в "Айдар" со своим оружием, охотничьими ружьями, карабинами. Уже потом государство нас обеспечило, а дальше в ходе операций появлялось трофейное оружие, которое передавали другим подразделениям добровольцев, которые тут же формировались и шли в бой. Как это цинично ни звучит, но в бою нужно продержаться пять-семь минут, а потом оружия будет достаточно – останется от своих или от противника. Сейчас активных боевых действий нет, поэтому батальоны и сдали остаточное вооружение. Кто хочет ходить под статьей? Я так скажу, что чем больше человек воевал, тем меньше он хочет иметь дело с оружием", – говорит Лапин.

В конце апреля 2018 года Антитеррористическая операция на Донбассе получила новый статус и название – Операция объединенных сил (ООС). Командование над подразделениями всех родов войск перешло от объединенного штаба Службы безопасности Украины к Генеральному штабу ВСУ. А уже в июле возник конфликт между командующим ООС Сергеем Наевым и подразделениями "Правого сектора". Генерал-лейтенант Наев заявил, что добровольцы не могут пребывать в зоне боевых действий и должны оставить позиции. Состоялась встреча командующего ООС с Дмитрием Ярошем, в ходе которой обсуждался вопрос вхождения добровольцев в состав регулярной армии. Но переговоры результатов не принесли, и 14 октября Ярош заявил об уходе с передовой

 "Все, кто хотел легализоваться, уже это сделали. Заслуги добробатов никто не уменьшает, но время романтизма прошло. Официальных подразделений на Донбассе достаточно, если есть желание – иди и воюй в их составе",– делится наблюдениями Береза.

В то же время, по мнению Лапина, одной из причин нежелания добровольцев переходить в структуры Вооруженных сил или Национальной гвардии, были условия контракта. Многие добровольцы не хотели подписывать контракт на год. Но после внесения изменений в закон, возможно, ситуация изменится. В настоящее время, минимальный срок контракта составляет шесть месяцев. Существует также вероятность, что добровольческие подразделения войдут в состав батальонов территориальной обороны по месту нынешней дислокации.

Еще одной причиной является разница в позициях относительно того, какое место должны занять добробаты в структуре воинских частей. Так лидер добровольческого батальона ОУН Николай Коханивский утверждает, что его подразделение было готово к легализации в структуре ВСУ, однако руководство Министерства обороны не соглашается на их условия.

"Мы готовы, но только своим батальоном, хотя бы отдельной ротой, а нас постоянно пытаются растворить в других подразделениях. Если новый министр обороны нам предложит создать свое подразделение, с нашим составом и командованием, мы согласимся. Правда, верится в этом с трудом", – говорит Коханивский.

Стремление военного командования "растворить" добробаты в составе официальных подразделений также находит свое объяснение. В частности, Виктор Шидлюх утверждает, что добровольческие батальоны не всегда отличались воинской дисциплиной. "Здесь все неоднозначно. Были случаи, когда они героически, до последнего бойца, выполняли поставленную задачу. Но приходилось слышать, что подразделение покинуло линию, которую им поручили занять и охранять. Они сами хотели выбирать свое командование, сами хотели решать, что им делать", – рассказывает Шидлюх.




Редакция не несет ответственность за содержание информационных сообщений, полученных из внешних источников. Авторские материалы предлагаются без изменений или добавлений. Мнение редакции может не совпадать с мнением писателя (журналиста)
Для того, чтобы иметь возможность обсуждать публикации и оставлять комментарии Вам необходимо зарегистрироваться!
×

Ответы и обсуждения

Ещё из "В Украине":

 Всё из "В Украине"