E-mail адрес обязателен
Name is required



 


От Чуяна до Алешина: как Росалкоголь крышует рынок контрафакта — взгляд изнутри




Дата: 02/18/2020 13:36

 

Выпуск контрафакта в промышленных масштабах, неуплата государственных акцизов и уничтожение независимого бизнеса — эти проблемы российского алкогольного рынка, появившиеся еще 10 лет назад, не удалось решить и сегодня. По иронии судьбы, корнем бед оказалась федеральная служба, созданная специально для контроля оборота спиртных напитков. Как удалось внедрить криминальные схемы бывшему руководителю Росалкоголя, почему новый глава ведомства не справляется с зачисткой отрасли и кто сейчас управляет теневым сектором — об этом и не только ПАСМИ рассказал владелец компании «Кристалл-Лефортово», которая была одним из крупнейших водочных холдингов в стране.


В 2018 году в российской алкогольной отрасли сложилась уникальная ситуация — один из самых влиятельных бизнесменов, владелец обанкротившейся группы компаний «Кристалл-Лефортово» Павел Сметана официально обвинил действующего на тот момент главу Росалкогольрегулирования Игоря Чуяна в курировании всех коррупционных схем на рынке. Вскоре руководитель ведомства был уволен, стал фигурантом уголовного дела, но ответственности не понес, скрывшись за границей. Позднее стало ясно, что хищения и производство контрафакта продолжаются под покровительством бывших соратников Чуяна. В конце 2019 года силовики даже предприняли попытку задержать группу чиновников, поддерживавших теневой бизнес, но операция закончилась провалом. Между тем, имена тех, к кому должны прийти с проверкой следователи, хорошо известны. О том, как они работали при Чуяне и что стали делать после — в интервью с Павлом Сметаной.

 

Опасный товарищ

— Когда вы познакомились с Игорем Чуяном? Как складывалось ваше общение?

«С Игорем Чуяном я познакомился в 2004 году. Он стал помощником директора «Росспиртпрома» и функционально начал курировать московский завод «Кристалл», где компания «Кристалл-Лефортово» был акционером и официальным дистрибьютором. Вплоть до 2010 года наше с ним общение касалось исключительно вопросов по заводу. Контактировать я с ним старался поменьше: с точки зрения общения Чуян уже тогда был «опасный товарищ» — чем больше общаешься, тем больше должен.


Справка ПАСМИ

АО «Росспиртпром» — российская государственная компания, в состав которой входят около ста спиртовых и ликеро-водочных заводов. Это крупнейший в стране отечественный производитель этилового спирта из пищевого сырья.

В 2009 году Чуян стал руководителем новой федеральной службы — Росалкогольрегулирование. А в 2010 году я вышел из состава акционеров «Кристалла» и приобрел первый собственный завод в Курске. Компания «Кристалл-Лефортово» начала превращаться из дистрибьютора в вертикальный холдинг — от производства спирта до розницы. Поэтому с 2010 до 2015 года я с Чуяном практически не сталкивался, за исключением встреч раз в год или полгода как с руководителем РАР.

— Как изменилась ситуация на российском алкогольном рынке после создания Росалкоголя и какую роль в этом сыграл Игорь Чуян?

Изначально люди не верили, что Чуян сможет быстро создать из новой службы действительно эффективно функционирующую структуру. В масштабах страны за год-полтора сделать это — почти нереально. Но именно в период 2009 — 2010 годов я бы оценил роль Чуяна как позитивную. Результаты этой работы отчетливо проявились в 2011 году, когда пошла первая большая волна лицензирования с участием Росалкоголя. Предыдущая волна была примерно в 2005 году, лицензия выдается на пять лет, поэтому у всех массово заканчивались оптовые лицензии и все ждали, что же теперь будет. И лицензирование было честным. Во всяком случае, с нами все было честно: где проработали — там получили, а где недостатки — там подавали повторно. А потом началась история с первыми схемами.

Теневая легализация

В 2011 году вдруг появилась схемная продукция в промышленных объемах, и торговать такой продукцией стало практически безнаказанно. В 2000-х история с контрафактом складывалась вполне определенным образом — это были известные всем точечные каналы и южные регионы. Например, если на марке было написано «Кабардино-Балкария», то эту продукцию рисковали брать не все магазины.

Таким образом, теневики ограничивались в сбыте — их объемы продавались традиционно через рынки и т.п. Крупные торговые точки эту продукцию не брали, потому что могли прийти с обысками, арестовать, а потребитель тогда будет считать, что федеральная сеть торгует какой-то ерундой.

Что сделал товарищ Чуян? Он запустил новые правила — с 2011 года все знали, что схемную водку брать можно, потому что никто не накажет.

— Что вы подразумеваете под «схемным продуктом»?

Если говорить о категории «опасно/не опасно» — это, как правило, не опасная для здоровья продукция, просто за нее не уплачивался акциз.

— То есть проблемы были только у государства в виде неполученных налогов?

Нет, проблемы возникали еще и у легальных участников рынка. Рядом с ними кто-то продавал продукт по неконкурентной цене, потому что за акциз не надо платить. Значит, можно намного дешевле продать.

— Все ли участники рынка и контролирующие структуры понимали, что та или иная водка являлась, как вы выражаетесь, «схемной» и что стоит за этим глава РАР?

— Мне сложно за всех ответить, но, мне кажется, все. Понимаете, это был «дешевняк» на рынке. Если, например, все продавали по 100 рублей, а кто-то по 80 — это же настораживает? К тому же дешевая продукция появлялась у непонятных производителей, которых еще вчера не было. Завода не было, появился, «погнал дешевняк», а через полгода на этом же адресе появлялось другое юрлицо. Здесь не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что речь идет о схемах по сбыту контрафактной продукции.

С Чуяном всегда ассоциировали три дистрибьюторские алкогольные компании. В хронологическом порядке это — «ВЕДК», «Золотая мануфактура» и «Статус-Групп». И они были вне конкуренции. Это приводило к тому, что норма рентабельности у легальных производителей ежегодно падала. К тому же, с 2011 года происходил поэтапный существенный рост акцизов. А для нелегального производителя это было, наоборот, хорошо. Ему чем больше налоговая экономия, тем лучше.

— «Схемной» была только водка или это касалось также и другой продукции?

В основном, водка. Хотя еще была большая доля схемных портвейнов, они тоже появились в промышленных масштабах после 2011 года.

Не влезай — убьет

— Некоторые участники алкогольного рынка рассказывали, как Чуян «отжимал» бизнес у неугодных людей. Вам что-то об этом известно?

Историй о тех, у кого был «чистый» бизнес, и его вдруг отобрали, я не знаю. Мне кажется это больше про подход «замена чужих схематозников на своих». Таким образом, под контроль Чуяна собирались, в основном, активы с какими-то более или менее реальными претензиями от регулятора.

Такими вопросами занимались известные «решальщики» Чуяна — Арсен Ципинов и Игорь Шушарев. Они отвечали за производственный блок для «Статус-Групп» — под ними были заводы, которые производили схемную продукцию. Это были ключевые партнеры Чуяна. Если взять 2015 год, то 99% товара, который зашел на «Статус-Групп» для продажи, поступили с заводов, которыми они управляли, и весь этот товар был схемный.

—  Ципинов и Шушарев были независимыми фигурами или хозяином положения был все-таки Чуян?

Однозначно Чуян. Он мог сказать им, какой завод можно захватить под производственную площадку, а какой — не трогать. Являлись ли его указания стопроцентными для них? Конечно.

Есть истории, когда Чуян лично решал, кого убрать с рынка, но все-таки это происходило не просто так. Лично через меня проходила история с самарским заводом «Родник». Это известный на всю страну завод, который много лет работал, параллельно производя что-то «влевую». В Москве продукция самарского комбината «Родник» была только легальная, а на рынке Поволжья существовала в двух сегментах — официальном и «мимо кассы».

Как водится в таких случаях, юрлица периодически обновлялись, но реальный хозяин у завода был один — Александр Милеев. И он, с точки зрения Чуяна, совершил неприемлемое действие — засадил в «Росалкогольрегулирование» своего человека. Это человек из «Росалкоголя» был уволен в один день, а Чуян сказал — «Милеев работать не будет». То есть завод «Родник» никогда больше не сможет залицензироваться, если там есть товарищ Милеев.

Завод купил я. Во втором квартале 2016 года мы с Милеевым встретились, и за три месяца подписали сделку. Разрешение на покупку я спрашивал у Чуяна. У него так было принято, чтобы он знал все, что происходит в отрасли.

Например, саранский завод Чуян мне в 2011 году купить не позволил, потому что его «Золотая мануфактура» рассматривала предприятие для себя. Купил я его только в 2012 году, когда они отказались от приобретения.

А когда я по «Роднику» пришел и сказал, что хочу купить завод, он ответил: «Да ради бога, а то заколебала местная власть, просит запустить, чтоб завод работал и налоги платились, уже 14-й раз отказываем в выдаче новой лицензии». То есть сколько губернатор Самарской области к Чуяну ни ездил, ответ был один — «найдите нового собственника», и завод стоял, пока мы не подписали сделку.

Отдельно подчеркну, что этот случай категорически отличается от схем Шушарева и Ципинова. Они создавали проблемы и сами же решали их, чтобы войти в актив условно бесплатно. А я на «Роднике» появился с прозрачной сделкой по приобретению в два этапа за серьезную сумму, когда завод уже два года стоял, и к его остановке я никакого отношения не имел.

— То есть, Чуян мог убрать с рынка любого крупного коммерсанта?

При желании и наличии каких-то значимых претензий — да.

Лицензии на подряде

— Что представлял из себя центральный аппарат РАР при Чуяне? Там были только его сподвижники по теневым схемам?

Это, безусловно, была команда, но функционал был раздельный. У Чуяна всегда были три или четыре ключевых зама, которые не могли не быть погружены в процесс реализации схемных продуктов. Выдаются лицензии, выдаются марки — как это сделать без них? Чуян же сам ничего не подписывал. У него лицензии выдавал один зам, марки — другой.

С 2010 по 2015 годы я в конструкции РАР активно не варился и не могу назвать фамилии, а к 2016 году году я начал сотрудничать со «Статус-Групп», и мы уже были вынуждены активно общаться и с Чуяном и с его людьми. Мне достоверно известно, что доверенным замом всегда была Елена Афанасенко, которая приезжала к нему в офис на Кутузовский проспект и принимала всех, кто к нему приезжал с просьбами.

В 2017 году Афанасенко потрясла меня одной фразой: «Можем все решить, только один есть пункт, мимо которого невозможно пройти — справка ФНС об отсутствии налоговой задолженности. А любые другие проблемы — все решим».

При этом я ее никогда ни о чем незаконном не просил, только об ускорении каких-то процедур или обсуждении причин каких-нибудь вынесенных отказов касательно моих компаний. А вот директор «Статус групп» Сергей Попов ходил к ней и к Чуяну с вопросами «кривыми»: «с этими дружим, им надо помочь»; «с этими не дружим, им надо проблемы сделать»; «эти конкуренцию делают (по портвейнам как правило), надо закрыть».

— То есть все вопросы по «Статус-Групп» решала именно Афанасенко?

Да. У «Статус-Групп» в 2014-2015 году сложилась такая мерзоидная конструкция, когда они заставляли контрагентов (дистрибьюторов и сетевиков) с собой работать. У них был маленький отдельный офис на Якиманке с девушкой-сотрудником, которая сопровождала лицензирование контрагентов «Статус-Групп».

Эта девушка была завязана на Афанасенко и Ирину Голосную через дочь Голосной Анжелу. Голосная занимала пост главы Межрегионального управления РАР по ЦФО. Дочь Голосной собирала со всей страны деньги за лицензии. Зять Голосной прямо у нее в РАР ЦФО в подчинении работал. Этакий семейный подряд.

Если оптовик попадал в закрытый список «Статус-Групп», то ему гарантировалось, что у него с лицензиями никаких проблем не будет. Ни с отъемом, ни с продлением, ни с получением новых — никаких.

— А как можно было попасть в этот закрытый список?

Надо было выполнять дистрибьюторские решения «Статус-Групп». А тот, кто не хотел работать, — получал проблемы. Они весь оптовый рынок изнасиловали.

Финансовые дыры

— Почему вы согласились вести бизнес с Чуяном, если знали, что он «опасный товарищ»?

Причина простая — я хотел выйти из рынка. Мне не нравилась сложившаяся на этом рынке ситуация, и я не хотел там оставаться. Я наметил, как можно выйти, и в начале 2016 года мы начали переговоры со «Статус-Групп» о продаже основных активов моей группы компаний «Кристалл-Лефортово». Я хотел, чтобы это было не закрытие, а передача рабочих активов, чтобы заводы продолжали работать.

Но оказалось, что товарищ Чуян вел переговоры о покупке, зная, что заплатить он не сможет, а я этого тогда не знал. Наши переговоры остановились после того, как Чуян заявил: «Деньги будут позже, когда решим временные проблемы, а пока ждем, давай попроизводи для „Статус-Групп“ продукцию на своих заводах».

Закончили мы это сотрудничество в декабре 2017 года, когда вскрылось действительное финансовое положение «Статус групп» и «ОФК банка». Весь 2017 год картину для меня представляли так: есть больной пациент средней тяжести — «Статус групп», и временно больной пациент с легкой простудой — «ОФК Банк». И решить проблемы средней тяжести абсолютно реально. А на самом деле, это были два смертельно больных пациента, которые еще и взаимно постоянно ухудшали положение друг друга. И надежды на их спасение нет, только если вдруг у кого-то найдутся лишние 20 миллиардов. И только в декабре 2017 года Чуян признал, что «Статус-Групп» и «ОФК Банк» — это две неразрывно связанных между собой черных дыры, в которых все пропадает и их уже не спасти.

Справка ПАСМИ

 


«ОФК банк» (ПАО «Банк «Объединенный финансовый капитал») лишился лицензии в апреле 2018 г. Банк выдал алкогольной дистрибьюторской компании «Статус групп» и связанным с ней юрлицам, необеспеченные кредиты на 14,2 млрд рублей. В отношении экс-главы ОФК-банка Николая Гордеева возбуждено уголовное дело по статьям злоупотреблении полномочиями и растрата.Заявление в Следственный комитет на Гордеева написал крупнейший (25%) акционер банка Николай Егоров — партнер коллегии адвокатов «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» и однокурсник Владимира Путина. Следствие считает, что основным бенефициаром банка и «Статус-групп» являлся бывший руководитель Росалкогольрегулирования Игорь Чуян.

— Как вы оцениваете свои убытки от сотрудничества с Чуяном?

Всё, что у меня было, я потерял. Это, в любом случае, — цифры, исчисляемые миллиардами. Легко оценить объект недвижимости, а во сколько оценить портфель торговых марок, упущенную выгоду, заводы, которые в работающем состоянии стоят 100 рублей, а в неработающем — один рубль? Прямые денежные потери — минимум семь миллиардов, минимум.

Знакомые все лица

— Схемы, запущенные Чуяном, сейчас работают на рынке?

Часть схем прекратила работать еще при Чуяне, потому что все-таки меняется система контроля. Сейчас за счет сквозного ЕГАИС достигнут эффект, что водки без акциза нет, и схемным производителям осталось только залезать в НДС и мигрировать в другие товарные категории (винные и пивные напитки).

«Продажная» цена содержит в себе, в том числе, и НДС с акциза. Вот эти деньги и можно при желании превратить в материальную выгоду. Можно за прошлый год посмотреть размер уплаченных налогов — соотношение НДС к акцизу. У нормального производителя этот показатель около 20%, а у тех, кто «схематозит», может быть ноль, один или два процента. То есть акциз есть, а НДС — нет. Значит, залезли в НДС и за счет этого опять получили неконкурентное ценовое преимущество по сравнению с легальными участниками рынка.

Друзья Чуяна — «южане» Игорь Шушарев и Арсен Ципинов продолжают так работать. Другая часть «схематозников» мигрировала в категорию вина и пивных напитков, потому что там еще остались возможности заработать на акцизе — учет совсем другой, и внимание другое. Схемы на пивных напитках сейчас лидеры рынка.

— Что поменялось на рынке после ухода Чуяна в 2018 году?

— Ушла централизующая сила.

— Почему новый руководитель «Росалкоголя» Игорь Алешин, по вашему мнению, не стал такой централизующей силой?

В виду особенностей личности, наверное. У Чуяна была четкая иерархия, и любой его подчиненный железно исполнял его указания, а если не исполнял, — увольнялся. В моем понимании, у Алешина — не так. Четкой иерархии нет. Люди в РАРе посидели на местах какое-то время в ожидании как будет, потом поняли, что можно работать самим и начали зарабатывать. Кто в лес, кто по дрова.

Ципинов и Шушарев сохранили контроль за всеми направлениями, что были под ними до 2018 года, — спирт, водка, портвейны, вина, винные напитки и так далее. Поддерживают ли они контакт с Чуяном, делятся с ним доходами, получают указания, я не знаю. Мое субъективное предположение, что нет. Последний раз, когда я достоверно знаю, что они по его указанию осуществляли какие-то платежи, датируется июнем 2018 года.

С июля по сентябрь 2018 года они находились в подвешенном состоянии: Чуяна нет, дружбы с Алешиным нет — как же работать? А с октября 2018 года они нашли способ снова легализоваться через замов Алешина — это Афанасенко и Голосная.

Ципинов и Шушарев даже не поменяли свой офис — этопринадлежащий Шушареву знаменитый 31-й этаж в башне «Империя» в Москва-Сити. Я бы на их месте уже съехал с одиозного адреса.

— То есть Игорь Алешин так и не смог навести порядок в алкогольной отрасли с 2018 года?

— Я уже не участник алкогольной отрасли, и с ним не общаюсь уже давно, могу высказываться только как наблюдатель. И мне в голову не приходит, что можно вписать в графу его серьезных достижений.

— Почему Алешин не убрал людей Чуяна?

-Почему не знаю. Но это ошибка, сто процентов».



Редакция не несет ответственность за содержание информационных сообщений, полученных из внешних источников. Авторские материалы предлагаются без изменений или добавлений. Мнение редакции может не совпадать с мнением писателя (журналиста)
Для того, чтобы иметь возможность обсуждать публикации и оставлять комментарии Вам необходимо зарегистрироваться!
×

Ответы и обсуждения

Ещё из "В России":

 Всё из "В России"