E-mail адрес обязателен
Name is required



 


Комментарий: Заморозки ингушской весны



Дата: 04/04/2019 04:08
Автор: Федор Крашенинников

Протесты в Магасе (фото из архива)

Ингушетия - небольшая республика, расположенная на Северном Кавказе. Принято считать, что в этом регионе федеральная власть опасается портить отношения с местным населением. Поэтому руководят кавказскими республиками (за исключением Дагестана) их уроженцы, что уже кажется удивительным либерализмом - большинством регионов России уже много лет управляют сменяющие друг друга "варяги", зачастую вообще не имеющие никакого отношения к управляемым территориям!

 

Последние события в Ингушетии свидетельствуют, что эта концепция устарела.В силу своих традиций, ингуши гораздо теснее связаны друг с другом, чем обитатели других регионов России. Это позволило сохраняться местной неформальной, но влиятельной элите, существующей параллельно официальной иерархии. Возможно, поэтому массовые уличные протесты в Магасе были столь организованными и массовыми, и на первых порах вышли за пределы привычного для России уровня противостояния. На какое-то время даже возникла иллюзия, что власть утратила контроль за ситуацией, не смея откровенно противопоставлять себя людям.

 

 

Кавказская специфика в Ингушетии

Отдельного внимания заслуживают сообщения СМИ, что некоторые сотрудники силовых органов отказывались выполнять приказы по жесткому подавлению протестов. Для современной России это уникальное явление, обычно "силовики" без сомнений расправляются с протестующими согражданами. Впрочем, в случае Ингушетии речь, скорее всего, идет не столько об идейной позиции, сколько все о тех же упомянутых выше неформальных связях внутри ингушского народа: в отличии от Москвы и Санкт-Петербурга, где сотрудник Росгвардии бьет и разгоняет посторонних ему людей, в Магасе он рискует оказаться лицом к лицу со своими родственникам.

Федор Крашенинников

Федор Крашенинников

Хватило нескольких дней, чтоб власть в Ингушетии собралась и повела себя обычным образом: новые митинги не согласованы, на лидеров протестов обрушились задержания, обыски, суды, штрафы и возбуждение уголовных дел по хорошо знакомым "болотным" статьям. И судя по той решимости, с которой водворяется порядок, лидеры протеста будут наказаны с показательной суровостью, чтоб никому было неповадно - ни в Ингушетии, ни в других местах.

Вывод очевиден: ингуши могут быть как угодно сплочены внутри своей республики, но во всех случаях столкновения с властью они имеют дело не с ингушской администрацией или ингушскими силовыми органами, а с Российской Федерацией во всей ее мощи и непреклонности. И если даже какие-то отдельные органы местной власти или сотрудники силовых структур откажутся выполнять приказы, у федеральной власти пока еще вполне хватает сил, чтоб в несколько дней взять под контроль ситуацию в любом регионе, даже если речь идет о Северном Кавказе.

 

Региональные элиты осознали свое положение

Вертикальная структура российской власти надежно защищает ее от любых народных протестов: даже если в каком-нибудь регионе, на Кавказе или в Нечерноземье, местное руководство на несколько часов или дней впадает в ступор, это никак не влияет на стабильной всей системы и даже на ситуацию в других регионах - там, скорее всего, и ничего не узнают о происходящем у соседей. Например, для усиления информационной блокады вокруг протестов в Ингушетии не постеснялись отключить интернет.

Тем более невозможно представить себе ситуацию, в которой региональная власть встала бы на позиции протестующих и выступила перед федеральным центром как лоббист их требований, особенно если они явным образом противоречат спущенным сверху решениям.

 

Собственно говоря, ради этого все последние 19 лет и уничтожался федерализм и механизм честных выборов. К сожалению, только сейчас многие регионы и их элиты (где такие еще остались) почувствовали, чего они на самом деле лишились и в каком униженном состоянии находятся. Иллюзия, что политическая лояльность Кремлю предполагает учет местных интересов при принятии решений, развеялась: лояльность образца 2019 года подразумевает безусловное исполнение любых решений, принятых или согласованных в Москве - даже если они неприемлемы для местных элит и чреваты взрывом негодования граждан.

 

 

Спор Ингушетии и Чечни на руку Москве?

Весьма странно, что федеральная власть оказалась так сильно вовлечена в ситуацию с территориальными спорами в Ингушетии, тем более в такое время, когда у нее и так достаточно проблем. И еще неизвестно, что хуже - то, что Кремль пошел на поводу у Рамзана Кадырова и теперь, сохраняя лицо, будет все глубже и глубже увязать в ингушском конфликте, или сознательная реализация стратегии "разделяй и властвуй".

Не хочется впадать в конспирологию, но возможно, что федеральная власть умышленно спровоцировала всю эту ситуацию, чтобы, с одной стороны, проверить лояльность местных лидеров, а с другой - надежно связать их судьбу со стабильностью всего режима. И Рамзан Кадыров, и Юнус-Бек Евкуров обречены до последнего быть лояльными Владимиру Путину, потому что без поддержки федерального центра, в том числе и силовой, долго они в своих креслах не усидят. Нельзя не признать, что в тактическом смысле это эффективный ход, но не хочется даже думать, что случится с Российской Федерацией, если все тлеющие под спудом межэтнические и межрегиональные споры и конфликты когда-нибудь вырвутся на поверхность.

Автор: Федор Крашенинников - российский политолог и публицист, автор книг "После России" и "Облачная демократия", которую он написал вместе с Леонидом Волковым. Telegram: @fyodork, Twitter: @fyodorrrrr




Редакция не несет ответственность за содержание информационных сообщений, полученных из внешних источников. Авторские материалы предлагаются без изменений или добавлений. Мнение редакции может не совпадать с мнением писателя (журналиста)
Для того, чтобы иметь возможность обсуждать публикации и оставлять комментарии Вам необходимо зарегистрироваться!
×

Ответы и обсуждения

Ещё из "В России":

 Всё из "В России"