Menu
Russian English

Выступление Государственного секретаря Энтони Блинкена по теме Афганистана во время выхода к прессе



Подключайтесь к Telegram-каналу NashDom.US



 Дата: 07.09.2021 05:31

Государственный департамент США
Офис официального представителя
Выступление Государственного секретаря Энтони Блинкена
Зал для пресс-брифингов
Вашингтон, округ Колумбия
3 сентября 2021 года

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Добрый день. Рад всех видеть. Я хотел бы сообщить вам последнюю информацию о продолжающихся усилиях в рамках всего Государственного департамента в отношении Афганистана, а после этого я с удовольствием выслушаю вопросы.

Итак, ранее на этой неделе, через несколько часов после завершения военной миссии в Афганистане и начала новой дипломатической миссии, я изложил некоторые из основных элементов нашего плана для этой следующей главы.

На сегодняшний день ситуация такова.

Во-первых, наша новая команда в Дохе приступила к работе.

Во-вторых, мы находимся в постоянном контакте с американцами, которые остаются в Афганистане и, возможно, всё ещё желают уехать. Мы назначили группы кураторов для каждого оставшегося в стране американского гражданина, который выразил заинтересованность в отъезде. Как вы знаете, начиная с марта, мы направили 19 отдельных уведомлений американским гражданам в Афганистане, рекомендуя, а затем настоятельно призывая их покинуть страну. Большинство оставшихся американских граждан имеют двойное гражданство; их домом является Афганистан, и там живут их родственники. Поэтому неудивительно, что решение о том, покидать или не покидать место, которое они называют домом, является мучительным.

Мы также поддерживаем связь с другими организациями, которые помогают людям из групп риска покинуть Афганистан. Это включает наших зарубежных партнёров, новостные организации и частные фонды. Существует множество чрезвычайно сложных логистических вопросов, которые необходимо решить и скоординировать. Мы прорабатываем их максимально быстро и методично.

Позвольте мне также сказать несколько слов о тех афганцах, которые подали заявку на получение специальной иммиграционной визы (SIV) или, возможно, имеют право на её получение. Были вопросы по поводу очереди накопившихся дел по оформлению виз для соискателей SIV, и почему больше этих мужчин и женщин не покинули Афганистан к моменту начала операции по эвакуации. Так что позвольте мне предоставить вам немного больше контекста по этому поводу.

К моменту начала работы нашей Администрации мы унаследовали более чем 17 000 накопившихся заявок соискателей SIV. Программа была практически в тупике. За девять месяцев, предшествовавших началу нашей работы, с марта 2020 года, в Кабуле не было проведено ни одного собеседования с кандидатом на SIV. Пандемия COVID-19, конечно, была серьёзным препятствием. Как вы, возможно, знаете, процесс утверждения специальной иммиграционной визы не является простым. В законе, принятом Конгрессом США, предусмотрено 14 шагов – это требования Конгресса. В процессе участвуют несколько министерств и ведомств, а не только Государственный департамент. Наиболее трудоёмкие шаги часто выполняются не нашим ведомством.

Но мы были полны решимости исправить ситуацию. В течение двух недель после начала работы Администрации мы возобновили процесс собеседования с соискателями SIV в Кабуле. 4 февраля один из самых первых административных указов Президента Байдена предписал нам провести обзор всей программы SIV, чтобы выявить причины неоправданной задержки и найти способы более быстрой и эффективной обработки заявок на SIV. Я выделил дополнительные ресурсы – значительные дополнительные ресурсы на нужды программы, включая добавление 50 человек в команду в Вашингтоне для обработки заявок. Мы также направили дополнительных судей программы SIV в Посольство США в Кабуле, удвоив ресурсы нашего Посольства в Кабуле по работе над делами SIV. И всё это было весной. Когда в апреле сотрудники Посольства начали покидать Афганистан согласно предписанию, и многие из них вернулись в Соединенные Штаты, мы направили в Кабул дополнительных консульских сотрудников для работы над обработкой заявлений на получение SIV.

В результате этих и других шагов, включая работу с Конгрессом, к маю мы сократили среднее время обработки Специальных иммиграционных виз более чем на год. Даже в разгар июньского всплеска COVID мы продолжали выдавать визы. И мы перешли от выдачи около 100 специальных иммиграционных виз каждую неделю в марте до более чем 1000 – каждую неделю в августе.

Некоторые из вас, наверное, помнят, что в июле мы запустили операцию “Убежище для союзников” с рейсами по переселению, чтобы доставить афганцев, имеющих право на получение SIV, а также членов их семей в Соединенные Штаты. И, конечно же, мы договорились об открытии объектов в третьих странах для размещения кандидатов на SIV на время рассмотрения их заявок.

Мы продолжаем рассматривать максимальное число заявок на SIV в силу наших возможностей. Мы изучаем альтернативные способы обработки заявок, чтобы кандидатам не приходилось ждать в Афганистане, пока мы не закончим, а вместо этого, если они могут выехать туда, отправиться в третью страну для дополнительной обработки, прежде чем приехать в Соединенные Штаты.

Мы также теперь узнали из тяжелого опыта, что процесс SIV не рассчитан на осуществление в условиях срочной эвакуации. Есть уроки, которые нам нужно усвоить; мы будем их усваивать, в то время как наша работа будет продолжаться, – в поисках способов сделать программу более эффективной, более действенной.

И последний момент по вопросу SIV. Я хочу поблагодарить многочисленных ветеранов войны в Афганистане, которые работают индивидуально или через организации по оказанию услуг ветеранам над оказанием помощи афганцам, которые помогли им. Должностные лица Госдепартамента совещались с группами ветеранов на протяжении всей операции по эвакуации. Я только что поговорил с некоторыми из них, а также с Министром по делам ветеранов Денисом Макдоноу; они используют свои голоса, свои сети, свои ресурсы, чтобы сделать всё возможное, чтобы помочь своим друзьям и товарищам. Мы будем сотрудничать с ними в том, как помочь кандидатам на SIV в Афганистане; у них есть идеи, которые мы будем использовать при планировании и работе, которую мы выполняем. У нас есть целевая группа по вопросам переселения, которая уже работает, и информация, идеи, которые мы получаем от сообщества ветеранов, воплощаются в этом процессе. Проще говоря, я выразил им нашу благодарность за их невероятно важную и решительную поддержку.

Помощь этим афганцам является для нас более чем приоритетной задачей – это глубоко укоренившееся обязательство, и оно остается неизменным. Мы сделаем всё возможное, чтобы сохранить его в ближайшие дни, недели и месяцы.

В-третьих, наша дипломатия с союзниками и партнёрами продолжает активизироваться.

Эта дипломатия уже привела к подготовке заявления, подписанного более чем 100 странами, и резолюции Совета Безопасности ООН, в которой чётко выражены ожидания международного сообщества в отношении возглавляемого талибами правительства, включая свободу передвижения; выполнение обязательств по борьбе с терроризмом; соблюдение основных прав афганцев, включая женщин и меньшинства; а также формирование инклюзивного правительства и отказ от репрессий.

Через пару дней, в воскресенье, я отправлюсь в Доху, где встречусь с лидерами Катара, чтобы выразить нашу глубокую благодарность за всё, что они делают для поддержки усилий по эвакуации. У меня также будет возможность встретиться с афганцами, в том числе с нашими местными сотрудниками из Посольства США в Кабуле, которые сейчас находятся в безопасности в Дохе, готовясь к поездке в Соединенные Штаты. И я передам нашу гордость и благодарность дипломатам, военнослужащим и другим работникам Правительства США в Дохе, которые круглосуточно выполняют поистине героическую работу, с тем чтобы этот процесс продвигался как можно быстрее и гуманнее.

Оттуда мы направимся на авиабазу Рамштайн в Германии, где – опять же, – у меня будет возможность встретиться с афганцами, ожидающими оформления документов, и американцами, которые осуществляют эти усилия. Я также встречусь с Министром иностранных дел Германии Маасом, и мы проведём министерскую встречу по Афганистану, с ним в прямом эфире, а затем виртуально с другими партнёрами, в число которых войдут представители более 20 стран, заинтересованных в оказании помощи в перевозке и расселении афганцев и в том, чтобы заставить талибов выполнять свои обязательства.

В-четвёртых, мы продолжаем поддерживать каналы связи с движением “Талибан” по важным для нас вопросам, начиная с обязательства позволить людям покинуть Афганистан, если они решат это сделать.

В-пятых, мы тесно сотрудничаем с нашими партнёрами Катаром и Турцией, чтобы помочь как можно быстрее восстановить работу аэропорта в Кабуле.

В-шестых, на гуманитарном фронте Министерство финансов США выдало специальные лицензии, позволяющие правительственным учреждениям, подрядчикам и получателям грантов США продолжать оказывать жизненно важную гуманитарную помощь народу Афганистана, несмотря на санкции в отношении талибов. В соответствии с нашими санкциями эта помощь будет поступать не через правительство, а через независимые организации.

В-седьмых, с нами связалось много частных компаний, НПО, фондов, желающих помочь приветствовать афганцев, прибывающих в Соединенные Штаты. Некоторые из них уже взяли на себя очень, очень значительные обязательства. Это потрясающе; это также неудивительно. Это одна из черт американского характера. США отличаются от многих других стран нашим глобальным лидерством в частной благотворительности и готовностью приветствовать иммигрантов и беженцев в наших общинах; это часть нашей ДНК. Мы обращаемся с призывом к действию к другим компаниям и организациям, которые хотят помочь афганцам начать новую жизнь в Соединенных Штатах. Мы поможем вам найти способ оказать воздействие.

Вчера вечером у меня была возможность побывать в Выставочном центре Даллеса – некоторые из вас, возможно, посетили его, – где я увидел невероятную операцию, которую мы – вместе с Министерством внутренней безопасности, Министерством обороны, Министерством здравоохранения и социальных служб, Агентством США по международному развитию (USAID), – проводим, чтобы приветствовать приезжающих афганцев непосредственно по их прибытии в Соединенные Штаты. Многие тысячи людей бежали от страха и отчаяния и теперь надеются на лучшую жизнь и будущее здесь, с нами. И наши люди сделали это возможным.

Ранее сегодня у меня была возможность встретиться с сотрудниками нашего Посольства в Кабуле, вернувшимися домой, в США. Я побеседовал с сотрудниками всего Госдепартамента в ходе общего собрания. Эти последние несколько недель были очень напряжёнными. Они многого требовали от многих людей здесь, в этом ведомстве, – людей, которые приняли вызов и продолжают отдавать все свои силы. Я разговаривал с коллегами, консульскими работниками, которые стояли на передовой плечом к плечу с морскими пехотинцами, в том числе с теми, кто погиб, буквально вытаскивая людей в аэропорт, в безопасное место и, в конечном итоге, на свободу. И опять же, мы много говорим о цифрах и приводим много статистических данных, но каждый из этих вывезенных из Афганистана людей является матерью, отцом, сыном, дочерью, родителем, бабушкой или дедушкой, и я очень горжусь тем, что сделали наши люди, что сделали наши военнослужащие, что сделали другие наши коллеги в рамках всего Правительства США для оказания им помощи.

И как я сказал на днях, особенно в отношении тех, кто отдал свою жизнь в ходе этих усилий, некоторые из нас – возможно, самые исключительные из нас, – призваны выполнить работу всей жизни, служение всей жизни за короткий промежуток времени. И эти 13 человек за очень короткий промежуток времени выполнили работу всей своей жизни по служению. И я сказал сегодня нашим коллегам здесь, которые были частью этих усилий, независимо от того, что они будут делать в будущем, а я надеюсь, что они будут продолжать нести службу еще много-много лет, они тоже уже выполнили работу всей своей жизни за очень, очень короткий промежуток времени.

Мы не прекращаем нашу работу по оказанию помощи американцам и афганцам, находящимся в опасности в Афганистане. Мы намерены делать всё возможное, чтобы двигаться вперёд, чтобы продолжать эту миссию, а также чтобы извлечь из неё уроки. Наш моральный долг перед самими собой, перед американским народом – поразмыслить над тем, что мы сделали, как мы это сделали, что сработало, что не сработало, что мы можем делать лучше. Мы выполним и эту задачу.

И на этом я с радостью отвечу на любые вопросы. Спасибо.

Г-Н ПРАЙС: Хумейра.

ВОПРОС: Здравствуйте, г-н Госсекретарь. Спасибо за участие в этом мероприятии. Я хочу задать вам два вопроса. Один из них посвящён новостям дня, а другой – более широкой проблеме, которую вы только что упомянули.

Во-первых, сегодня мы сообщаем, что соучредитель движения “Талибан” Мулла Абдул Гани Барадар возглавит новое правительство Афганистана, о котором будет объявлено в ближайшее время. Мне бы очень хотелось услышать вашу реакцию на это. Что думает Правительство США об этом новом конкретном правительстве? И я знаю, что вы упомянули определённые критерии и принципы, но я действительно была бы очень рада узнать ваше мнение об этом конкретном правительстве.

И второе – я хотела бы спросить вас о подотчётности. И вы только что сказали – вы только что говорили о необходимости поразмыслить над тем, что произошло, что пошло не так. И это никоим образом не должно умалять работу этого ведомства и кого-либо еще, я имею в виду, как человека, но вы и другие представители этой Администрации сказали, что для такого рода подотчётности будет время и место. Советник Президента США по национальной безопасности Джейк Салливан конкретно назвал это горячей стиркой. Итак, на каком этапе находится Государственный департамент в этом процессе, и будет ли это проходить в формате официального расследования? Как это будет выглядеть? Спасибо.

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Спасибо. Итак, что касается правительства, мы видели различные сообщения о формировании правительства. Я не видел ничего окончательного или категорического относительно того, как выглядит это правительство, кто в него входит, а кто нет. Поэтому я воздержусь от комментариев и суждений до тех пор, пока мы не получим этой информации. Это может произойти в ближайшие часы, в ближайшие дни, но я не видел ничего окончательного.

Но я бы отметил по этому поводу два момента. Во-первых, как мы уже говорили, и как заявляли страны всего мира, есть надежда, что любое правительство, которое формируется сейчас, будет иметь определённую реальную инклюзивность, и что в него войдут не только талибы, но и люди, которые представляют разные общины и разные интересы в Афганистане. Так что посмотрим, каким, собственно, будет результат.

Но я должен вам сказать, что как бы ни было важно то, как выглядит правительство, еще важнее то, что делает любое правительство. И это то, на что мы действительно смотрим. Мы смотрим на то, какие действия, какую политику проводит любое новое афганское правительство. Это самое главное.

Таким образом, мы надеемся увидеть инклюзивность в правительстве, но в конечном итоге надеемся увидеть правительство, которое выполняет обязательства, взятые на себя талибами, особенно когда речь идет о свободе передвижения; когда речь идет о том, чтобы не допустить использования Афганистана в качестве плацдарма для терроризма, направленного против нас или любого из наших союзников и партнёров; когда речь идет о защите основных прав афганского народа, включая женщин и меньшинства; когда речь идет о воздержании от акций возмездия. Это то, на что мы смотрим – и опять же, не только мы, но и многие страны по всему миру.

По второй части вопроса: мы полны решимости проанализировать всё, что мы сделали с первого дня по настоящее время, и извлечь из этого уроки. Я думаю, что также необходимо, в том числе в рамках всего Государственного департамента, оглянуться назад на все 20 лет, чтобы понять весь ход этой войны и взаимодействия с Афганистаном, задать правильные вопросы и извлечь из этого правильные уроки. Так что я уверен, что в ближайшие дни и недели у нас будет больше информации о том, каким будет этот процесс, но мы полны решимости сделать это.

Г-Н ПРАЙС: Маргарет.

ВОПРОС: Большое спасибо, Нед.

Г-н Госсекретарь, на днях представитель Госдепартамента заявил, что большинство афганцев, получивших специальную иммиграционную визу, остались в Афганистане. Хотелось бы знать, есть ли у вас конкретные цифры на этот счёт. Когда вы сказали сегодня, что одним из вариантов будет обработка заявок в третьей стране для преодоления бюрократии, оплачивается ли это американскими налогоплательщиками? Как это действует? Это всего лишь предлагаемый вариант, или сейчас на самом деле идет работа по вывозу афганцев?

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Прежде всего, Маргарет, рад вас видеть.

ВОПРОС: Спасибо.

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: С возвращением. Несколько соображений по этому поводу.

Как вы, я думаю, знаете, мы эвакуировали примерно 124 000 человек. Многие из них остаются на так называемых транзитных военных базах, пока их оформляют и затем перемещают, во многих случаях в Соединенные Штаты, а в некоторых случаях в другие места. И мы считаем, что в первую очередь важно вывезти людей из Афганистана как можно быстрее и безопаснее – но теперь, когда они вывезены и находятся либо на транзитных базах, либо в некоторых случаях уже в Соединенных Штатах, необходимо разобраться, к каким категориям они могут относиться. Были ли они местными сотрудниками американских организаций? Являются ли они соискателями SIV, афганцами из группы риска, потенциальными получателями права на условный въезд в США по категориям P-1 или P-2? Вся эта работа – это то, чем мы сейчас занимаемся.

Поэтому я не могу дать вам конкретные цифры. Но я могу вам сказать следующее: из примерно 124 000 человек, которые были эвакуированы, подавляющее большинство – подавляющее большинство, 75-80 процентов – афганцы, подверженные риску. И из них значительное число – соискатели SIV, либо люди, у которых уже есть виза SIV, либо те, чьи заявки на самом деле находятся на стадии рассмотрения. Какое-то число будет потенциальными беженцами категорий P-1 или P-2 – и какое-то другое число будет афганцами, находящимися в группе риска, так или иначе заметными, которые могут не вписываться ни в одну из этих категорий. Сейчас мы прорабатываем все эти цифры, и опять же, я думаю, что нам будет что сказать по этому поводу в ближайшие дни и недели по мере того, как мы будем работать в этом направлении.

Но суть в том, что подавляющее большинство людей, выехавших из Афганистана, были афганцами, так или иначе подвергавшимися риску, в том числе значительное число обладателей SIV.

ВОПРОС: Но как это выглядит для тех, кто остается в Афганистане, о которых вы говорили и которые потенциально могут быть доставлены в третью страну для обработки? Что вы делаете сейчас, чтобы вывезти тех обладателей SIV, которые остались позади?

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Итак, кое-какие соображения по этому поводу. Принимается много мер, от политических до практических, которые позволяют нам продолжать вывозить из Афганистана людей, которые хотят уехать, включая, конечно, всех оставшихся там американских граждан, которые хотят уехать; включая обладателей SIV; включая афганцев, находящихся в опасности, а также граждан третьих стран, которые могут там находиться. Политические аспекты, о которых я уже говорил, исходят из обязательств, взятых на себя талибами, и мы интенсивно работаем во всём международном сообществе, чтобы сформировать очень чёткие международные ожидания от талибов, когда речь заходит о свободе передвижения, которая теперь закреплена, среди прочего, в резолюции Совета Безопасности ООН.

Это, кстати, важно по ряду причин, одна из которых заключается в том, что, как вы знаете, движение “Талибан”, среди прочего, добивается смягчения санкций – санкций ООН. Оно стремится предоставить своим лидерам возможность свободно совершать поездки, чего, опять же, в соответствии с санкциями ООН они в настоящее время не могут делать без освобождения от санкций. И если правительство, возглавляемое талибами, нарушит эту последнюю резолюцию Совета Безопасности о свободе передвижения, вряд ли они получат, например, такое освобождение. Это всего лишь один пример.

Это часть политического элемента. И мы осуществляем очень, очень активную координацию со странами-единомышленниками по всему миру, так что мы все продолжаем работать вместе и используем имеющиеся у нас рычаги и влияние, чтобы заставить талибов выполнять взятые на себя обязательства.

Практические меры, однако, также очень важны – убедиться в том, что у людей есть возможность совершать поездки, с практической точки зрения. В частности, речь идет об аэропорте в Кабуле, где в последние дни военной операции по эвакуации был проделан огромный объем работы. Мы получили, а затем поделились с другими странами очень подробной информацией, необходимой для того, чтобы запустить гражданский аэропорт после нашего отбытия, включая даже возвращение американских подрядчиков, которые управляли аэропортом в течение 20 лет. И мы поделились огромным количеством очень подробной информации, и некоторые из наших стран-партнёров сейчас работают над тем, чтобы это стало реальностью.

Во-вторых – и я не собираюсь здесь вдаваться в подробности, – но рассматриваются различные способы выезда из Афганистана по наземным маршрутам. И опять же, кое-что из этого будет самоочевидным – но мы также стремимся обеспечить, чтобы у нас были очень чёткие и точные планы, позволяющие помочь людям, при необходимости, использовать эти маршруты за пределами Афганистана.

Так что всё это делается буквально сейчас.

Г-Н ПРАЙС: Алекс?

ВОПРОС: Спасибо, г-н Госсекретарь. Прошло четыре дня с тех пор, как вы стояли здесь и говорили о 100-200 оставшихся в Афганистане американцах. За эти четыре дня это число сколь-нибудь изменилось? Удалось ли еще кому-нибудь выехать, и если да, то как? И вы много говорите о беседах, которые ведутся о том, как вывезти больше людей, будь то афганцы или американцы. Есть ли более конкретные результаты этого процесса, и подозреваете ли вы, что талибы могут отказаться от своего решения выпустить этих людей?

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Ясно. Спасибо, Алекс. Итак, пара моментов по этому поводу. Как я уже упоминал, мы поддерживаем очень регулярные контакты с относительно небольшим числом американских граждан, которые остаются в Афганистане и указали, что они заинтересованы в отъезде. И у нас есть специальные группы, назначенные для каждого из этих американских граждан для поддержания постоянного контакта с ними. Мы предоставляем им очень индивидуальные, очень конкретные рекомендации. Позвольте мне просто сказать, что для их защиты, а также для защиты жизнеспособности нашей тактики я не буду сейчас вдаваться в какие-либо иные подробности, просто скажу, что мы поддерживаем очень активные контакты.

И опять же, следует понимать, в каком положении находятся многие из этой относительно небольшой группы людей. Как я уже сказал, на протяжении всего этого процесса – в течение многих месяцев, начиная с марта, мы направили 19 различных уведомлений тем, кто зарегистрировался в Посольстве, как я уже сказал, рекомендуя им, а затем настоятельно призывая их покинуть Афганистан. А затем, когда эвакуация фактически началась несколько недель назад, были предприняты интенсивные ежечасные усилия по поддержанию контакта с теми, кто, тем не менее, остался.

И, как я уже говорил ранее, я думаю, что в течение этих двух недель было инициировано 55 000 телефонных разговоров с этой небольшой группой людей, отправлено около 30 000 электронных писем, и мы смогли эвакуировать 6000 американцев. Но одна из причин, по которой там остается небольшое число граждан США, заключается в том, что в этой конкретной группе, как я уже сказал, почти исключительно люди, которые живут в Афганистане годами, десятилетиями, а в некоторых случаях всю свою жизнь, и Афганистан – их дом. И поэтому им особенно тяжело принимать решение о том, уезжать или нет. И в ряде случаев мы находились в контакте с людьми, которые сначала сказали нам, что не хотят уезжать, а затем решили, что хотят, или сначала сказали “да”, а теперь решили, что не хотят уезжать.

Единственное, что я хочу подчеркнуть, это то, что мы находимся в очень прямом, активном контакте с этой группой, и у этой работы абсолютно нет крайних сроков. Мы будем поддерживать очень тесный контакт, и если они захотят уехать, мы постараемся сделать всё возможное, чтобы помочь им сделать именно это.

Г-Н ПРАЙС: Большое спасибо, г-н Госсекретарь.

ГОССЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Всем спасибо.


Понравилась статья - поделитесь:


Понравилась новость?
Подпишитесь на ежедневную рассылку новостей по темам
Вы можете также сами подписать друзей и обсуждать материалы вместе
Редакция не несет ответственность за содержание информационных сообщений, полученных из внешних источников. Авторские материалы предлагаются без изменений или добавлений. Мнение редакции может не совпадать с мнением писателя (журналиста)
Для того, чтобы иметь возможность обсуждать публикации и оставлять комментарии Вам необходимо зарегистрироваться!

Ответы и обсуждения


Ещё из "Публикации":

Всё из "Публикации"

Подписка на получение новостей по почте

E-mail адрес обязателен
Name is required