Menu
Russian English

#УЖЕНЕПОЗНЕР. «Меня нет больше», — сказал Владимир Владимирович и ушел в сумрак.



Подключайтесь к Telegram-каналу NashDom.US



 Дата: 22.11.2022 06:09
Автор: Слава Тарощина

 Что означает отстранение от эфира прославленного патриарха?
 
Если бы меня год назад спросили, кто самый успешный ньюсмейкер в России, тотчас ответила бы — Познер. Человек, отменивший возраст, ведет еженедельную программу на ТВ; активен в Сети; блистает в первых салонах Москвы; носит красные носки; обожает женщин; пишет одну книгу за другой. Не всякому удается в 88 лет осуществить лучший проект своей жизни, а Владимиру Владимировичу удалось. Его многосерийные путешествия (вместе с Иваном Ургантом) по странам и континентам — выдающаяся работа, где филигранно все, от текста и контекста до картинки и монтажа.

Так бы оставалось и впредь, если бы февральская вьюга не задула многие судьбы, как задувают свечу. Жириновский, который в пантеоне пророков уже приближается к бабе Ванге, однажды разоткровенничался: я люблю таких журналистов, как Джон Рид — сделал репортаж, умер, похоронили.

Сегодня найден более гуманный способ.

Известные персонажи, неугодные времени, отстраняются высшими силами от времени — они как бы есть, и как бы их нет. Самое удивительное на первый взгляд, что в скорбный лист попал Владимир Познер, человек осторожный, осмотрительный, многомудрый.
***
Ключевая фраза — «на первый взгляд». То, что кажется частностью, оборачивается закономерностью.

Судьба Познера перпендикулярна отечественной истории. Родился в Париже, жил в Нью-Йорке, учился в Берлине. С такой биографией при пересечении российской границы в 1952-м смельчаков отправляли покорять Колыму, а не столицу. Юный Познер, вопреки традиции, сразу поступает на биолого-почвенный факультет МГУ. Вскоре его карьера пробкой от французского шампанского взлетает ввысь. Из биолога он переквалифицируется в элитного советского журналиста. Дальнейшая биография (в его интерпретации) содержит некоторые смысловые лакуны. Более всего непонятна та легкость, с которой Познер отклонил притязания КГБ на свою персону — вроде бы великому и ужасному монстру не была свойственна подобная покладистость.

Смущают и мировоззренческие прыжки героя: в 1957-м он хотел бежать за границу по причине несовместимости со страной и режимом, а через несколько лет вступил в компартию, в чьи идеалы искренне верил.

Впрочем, сегодня такие нестыковки носят архивный интерес. Познер настолько популярен, что внешний сюжет его жизни ни у кого вопросов не вызывает. Поэтому есть смысл вникнуть в сюжет внутренний.

***
Ничто так не свидетельствовало о переменах в обществе в середине восьмидесятых, как появление на телеэкране политкорректного, улыбчивого, элегантного Познера. Он первый с помощью своих легендарных телемостов открыл окно в Новый Свет; первый освоил формат общественных ток-шоу; первый приступил к неподъемной теме правосознания граждан. ВВП пришел на ТВ уже после пятидесяти и сразу попал в реестр высочайших профессионалов.

К концу девяностых движение остановилось. Менялись названия программ, но суть оставалась прежней. Творческий метод мэтра все больше слагался из штампов, непригодных даже для новичков. «Есть золотая рыбка. Какие будут ваши три желания?» — спрашивает ВВП у меланхоличного Макаревича (внесен Минюстом в списки иноагентов), которого уже и золотые рыбки не радуют. Обилие готовых блоков однажды виртуозно высмеял Ургант.

На вопрос Владимира Владимировича: «Вы знаете Марселя Пруста?» — он, не мигая, ответил: «Это человек, который специально написал вопросы для финала вашей программы».


Не очень украсила биографию нашего героя и эпопея с главной телепремией ТЭФИ, которой он руководил 14 лет. Заметим — речь идет о том времени, когда творчество уже по капле выдавливала из эфира пропаганда. Его отсутствие олицетворяет норму в эпоху тотального истребления норм иных критериев единицей качества которых стал сам Познер.

Его надолго провидение приковало цепями к золотому Орфею: он либо получал ТЭФИ, либо номинировался на премию.


Но это так, реплика в сторону. Мне, признаюсь, Познер был не особенно интересен предсказуемостью, склонностью к компромиссам, политическим лукавством. Ровно пятнадцать лет назад один ВВП решил обсудить в своей программе «Времена» феномен другого ВВП. Ученые мужи привычно подменили анализ одой. Вперед вырвался Виктор Ерофеева который острым писательским умом постиг кардинальное:

1) Путин дал народу свободную частную жизнь;

2) изменил к лучшему русскую ментальность;

3) с Путиным мы не пропадем.

Ерофеев ныне ушел в диссиденты. Познер никуда не ушел, радикальность жеста ему не свойственна. Но было бы интересно узнать, а как он сегодня относится к главной идее того эфира: президент вернул людей в свою историю и страну?