E-mail адрес обязателен
Name is required



 


Стратегические иллюзии. Юрий Федоров – о военных вопросах



Дата: 06/26/2019 03:03
Автор: Юрий Федоров

Говоря во время прямой линии 20 июня о предстоящей встрече с американским президентом, Владимир Путин упомянул только одну конкретную тему для обсуждения – судьбу Договора СНВ-3, заканчивающегося в феврале 2021 года. Для России продление его действительно важно. Удивление вызывает другое. Заявляя о необходимости сохранения этого договора, Москва одновременно выдвигает заведомо неприемлемые для США требования. Более того, за две недели до прямой линии президент России заявил, что этот договор "можно и не продлевать". По его мнению, Россия обогнала своих конкурентов "по созданию систем гипероружия. Если никому не хочется продлевать договор СНВ-3 – тогда не будем". Логично задать вопрос: чего, собственно, хотят в России?

По договору СНВ-3 Россия и США могут иметь максимум 1550 боезарядов на стратегических носителях и 700 самих носителей: межконтинентальных баллистических ракет (МБР), ракет на подводных лодках (БРПЛ) и тяжелых бомбардировщиков. Весной этого года у США имелось 1365 ядерных боезарядов на 656 развернутых носителях, а у России – 1461 боезаряд на 524 носителях. Но этот баланс неустойчив. У одних российских стратегических вооружений гарантийные сроки эксплуатации давно закончились, у других заканчиваются; и те, и другие необходимо выводить из боевого состава. А поступающие на замену МБР "Ярс" и подводные лодки класса "Борей" не в состоянии компенсировать сокращение дряхлеющих вооружений.

Весной 2019 года на российских МБР "Воевода" и СС-19 находилось около 560 боеголовок, то есть более трети всех засчитываемых по договору. Эти ракеты стоят на боевом дежурстве в два – два с половиной раза дольше, чем положено по техническим условиям. Тем не менее их предполагается оставить в строю до 2024–26 года. Из 11 подводных лодок со стратегическими ракетами только три, класса "Борей", современные, а другие, известные как "Дельта-III" и "Дельта-IV", долго не прослужат. Самая "молодая" из них – "Новомосковск", прошла модернизацию в 2011 году с тем, чтобы остаться в строю до 2021 года. В разной стадии строительства находятся пять "Бореев", но сроки работ постоянно срываются. В результате в ближайшие два-три года российский стратегический арсенал либо сократится примерно в два раза, либо Москва будет раз за разом продлевать сроки эксплуатации устаревших ракет и подводных лодок. Это технический авантюризм, последствия которого могут быть чудовищными.

Выкрутить руки США не удастся

Несколько лет в Москве делали ставку на новую МБР "Сармат". Путин и российские СМИ до сих пор с восторгом рассказывают о том, какая это замечательная ракета и как ее боятся в США. Ракета, действительно, может оказаться неплохой. Она – реплика созданной в украинском Южном КБ "Воеводы", считавшейся самым опасным советским стратегическим оружием. Однако в России никак не могут воспроизвести достижения украинских ракетчиков. Ещё недавно боссы российского ВПК обещали Путину, что серийное производство "Сарматов" начнется в 2021 году. Но в 2018 году были завершены только бросковые испытания этой ракеты: испытывался стартовый ускоритель, выталкивавший из шахты ее макет. Когда начнутся лётные испытания, неясно. Известно лишь, что в 2019–21 годах запланированы два пуска "Сарматов". Между тем для принятия ракеты на вооружение требуется провести несколько полностью успешных испытаний, иначе она может полететь совсем не туда, куда ее нацелили. Сколько лет они будут продолжаться, никому не ведомо. В итоге гиперзвуковые блоки "Авангард", любимое оружие Путина, ставят на давно устаревшие СС-19, срок эксплуатации которых, изначально составлявший 15 лет, продлевается как минимум до 36 лет.

США находятся в совершенно ином положении. Они могут поддерживать свой нынешний стратегический арсенал довольно долго и, если договор останется в прошлом, за несколько месяцев нарастить количество боезарядов на 800 единиц, установив на МБР "Минитмен-3" три боеголовки вместо одной. В этой ситуации, казалось бы, Москва должна делать все возможное, чтобы сохранить договор и минимизировать назревающий разрыв с США по стратегическим вооружениям. На деле, однако, Россия создает серьезные препятствия для его продления.

Суть в том, что США переоборудовали 40 своих стратегических бомбардировщиков В-52 и часть пусковых установок баллистических ракет подводных лодок "Огайо" так, чтобы их нельзя было использовать для "ядерных миссий". Эксперты считают, в частности, что из ракетных шахт были изъяты газовые генераторы, выталкивающие ракету, а их крышки были привинчены к корпусу. Соответственно, эти самолеты и пусковые установки были исключены из числа попадающих под действие договора. В Москве, в свою очередь, сокрушаются, что Россия не может самостоятельно "подтвердить необратимость такого переоборудования", без чего договор продлевать никак невозможно.

Однако в договоре и протоколе к нему нет ни слова о "необратимости" переоборудования носителей или пусковых установок. Логика этих документов иная: переоборудованные установки или носители должны быть показаны другому участнику договора, чтобы тот убедился: они не могут доставлять ядерное оружие. Если же будет решено вновь развертывать на них ядерные боеголовки, то об этом сообщается партнеру, однако общее количество засчитываемых боеголовок не должно превышать предельные уровни. Но российские военные, дипломаты и их кураторы из Совета безопасности убеждены, что американцы обязательно попытаются обмануть Россию, а инспекции на местах, предназначенные для прояснения вызывающих подозрения обстоятельств, заведомо бесполезны. Это либо характерная для российских верхов паранойя, либо попытка выкрутить американцам руки и заставить их пойти на уступки Москве. Если же Вашингтон с этим не согласится, его можно будет обвинить в том, что он подрывает "краеугольный камень международной безопасности".

Выкрутить руки США не удастся. Это стратегические галлюцинации. Более того, чем упрямее Москва будет настаивать на проверке необратимости переоборудования ядерных носителей, тем меньше шансов на продление договора. В Вашингтоне и без того немало его противников, которые еще в 2010 году выступали против его ратификации, доказывая, что соглашение выгодно только России и лишает США свободы в развитии стратегического арсенала. Тогда администрации Барака Обамы удалось убедить сенаторов в том, что Россия не противник, а потенциальный партнер Америки, что президент Дмитрий Медведев – искренний либерал и сторонник сотрудничества с Западом, что надо пойти ему навстречу. Но галлюцинации "перезагрузки" рассеялись, и Россию ждет новый тур гонки вооружений. Российские военные довольны: они получат дополнительно сотни миллиардов рублей. Население, соответственно, недополучит пенсий, больниц, школ и мусоросжигательных заводов.

Юрий Федоров – военно-политический эксперт




Редакция не несет ответственность за содержание информационных сообщений, полученных из внешних источников. Авторские материалы предлагаются без изменений или добавлений. Мнение редакции может не совпадать с мнением писателя (журналиста)
Для того, чтобы иметь возможность обсуждать публикации и оставлять комментарии Вам необходимо зарегистрироваться!
×

Ответы и обсуждения

Ещё из "Публикации":

 Всё из "Публикации"