Menu
Russian English

Среди уклонистов могут быть агенты ФСБ. Чем опасны для Грузии бегущие от мобилизации россияне и за что ее власти не любят Зеленского



Подключайтесь к Telegram-каналу NashDom.US



 Дата: 30.09.2022 23:29
Источник: Новое Время
Грузинский политолог Гела Васадзе — о россиянах, которые, спасаясь от мобилизации, едут в Грузию, позиции властей его страны в отношении этих приезжих, а также войны в Украине.

 С 21 сентября, дня объявления мобилизации в России, бегущие из этой страны мужчины призывного возраста образуют гигантскую очередь на границе России и Грузии в селении Верхний Ларс. Очередь так велика, что ее видно на спутниковых снимках из космоса. Счет россиян, которые выехали в другие страны, спасаясь от мобилизации, уже идет на сотни тысяч — только в Грузию, по данным ее МВД, ежедневно въезжает около 11 тыс. граждан России, что существенно превышает обычные цифры.

О том, как реагирует на российских уклонистов грузинское общество, правительство Грузии и как российские мигранты меняют социальный и политический ландшафт Грузии, с НВ говорит Гела Васадзе, грузинский политолог, сотрудник Грузинского центра стратегического анализа.

— Пограничный пункт Верхний Ларс между Грузией и Россией стал одним из тех, что принимает тысячи россиян, бегущих от войны. Насколько проблема такого массового исхода жителей РФ серьезна для Грузии и как она влияет на жизнь страны?

— Проблема действительно очень серьезная, и в этой серьезной проблеме есть несколько аспектов. Во-первых, гуманитарный аспект. На нейтральной полосе, между границами государств скопилось значительное количество людей, в горах достаточно холодно, жуткие кадры оттуда разносятся по всем СМИ, и, если там будет зафиксированная хотя бы одна смерть, это будет сильным ударом по репутации Грузии. Мы знаем отношение к этой проблеме стран Запада, мы можем вынести за скобки то, что у кого-то есть симпатии, у кого-то нет симпатий к бегущим, но, так или иначе, это люди. Кроме того, не будет забывать, что в Грузию, кроме прочего, бегут и граждане Украины из оккупированных территорий, граждане с двойным гражданством, второе из которых — Грузии, Армении, Азербайджана. Эти люди боятся, что их тоже призовут в армию. Я понимаю, что большинство людей, которые бегут из РФ, это не те люди, которые не хотят стрелять в украинцев, скорее это те люди, которые не хотят, чтобы украинцы в них стреляли. Так или иначе, мы имеем дело с гуманитарным аспектом проблемы, и он существует.

Вторая угроза — это угроза национальной безопасности. Не будем забывать, что Россия и Грузия находятся в состоянии войны, прекращение огня регулируется документом Медведев-Саакашвили-Саркози, который Россия уже нарушила, признав Абхазию и Южную Осетию. Кроме всего прочего в Грузии есть закон о том, что иностранец, который прибывает на территорию Грузии, может находиться в ней 365 дней без всякой регистрации, и его передвижения никак не отслеживаются, а, значит, абсолютно очевидно, что среди такого потока бегущих могут быть представители российских спецслужб и даже силовых ведомств

— То есть, никаких проверочных мероприятий на границе не ведется?

— Я сильно сомневаюсь в эффективности этой проверки. Понятно, что бегут в основном молодые мужчины спортивного телосложения. Я не верю в то, что они прямо сейчас будут захватывать Грузию, но я напоминаю, что, если будет прямая военная агрессия, то [будет как в феврале-марте в Киеве, где] никаких парашютистов в Киеве на промзонах не высаживали, а ДРГ, работавшие там в спящем режиме, давно находились в городе. Теперь такие же риски появились и для грузинских городов.

Кроме прочего, гораздо больше вероятность того, что в ситуации внутриполитического накала этих людей можно использовать для провокаций внутри Грузии. С этим ничего не поделаешь. Конечно, я был бы более спокоен, если бы был уверен в эффективной работе наших спецслужб. Но быть уверенным в эффективности работы спецслужб, которые за десять лет не задержали ни одного российского шпиона, сложно.

— Есть ли у грузинского правительства официальная позиция в отношении беженцев и мигрантов?

— В отношении беженцев она есть. Есть определенный пакет помощи, в том числе пакет помощи непосредственно от Грузии, от Комиссариата по делам беженцев, ну, естественно, есть еще и позиция общества, которое бегущим от войны украинцам помогает, как может, но мы не про общество сейчас говорим. В очень многих грузинских школах открылся украинский сектор, украинские классы. Все студенты из Украины были приняты без экзаменов в ВУЗы Грузии

— А если говорить о русских, которые бегут от мобилизации, они для грузин кто?

— Они точно не беженцы и не могут ими быть, их никто не обстреливает, их никто не выгонял из своих домов. Это мигранты, точно такие же, как те, которые бегут из стран Африки в Европу. Позиция грузинского государства в отношении этих людей есть, и она состоит в том, что государство их старается не замечать и говорит, что ничего такого не происходит, будем считать их туристами. И это проблема, ведь нет никакого четкого плана реагирования на эту ситуацию.

Оппозиция кричит о необходимости закрыть границу, многие мои друзья, в том числе и украинские, тоже так считают. Но тут есть свои вопросы. Теоретически можно было бы закрыть границу для граждан России, но оставить открытой для граждан Украины. Но это теоретически, потому что при таких условиях понятно, что украинцев перестанет выпускать российская сторона. В случае с двойным гражданством, с грузинами, армянами и азербайджанцами: этих людей мы тоже должны защищать и принимать. Потому сейчас именно то время, когда это миграционную политику крайне актуально упорядочить.

— Что дальше происходит с людьми, попадающими в Грузию? Они остаются в стране или покидают ее?

— Пока об этом говорить рано, статистика говорит, что из каждых 10 тыс. приехавших почти 5 тыс. сразу уезжает. Вот уже 26 сентября, после объявления мобилизации, 10.800 граждан России въехало и 4.947 выехало. Я думаю, для большинства въехавших, Грузия все равно остается страной транзита, причем транзита разного — транзита в Турцию, Армению, страны Средней Азии и дальше. Из всех пограничных стран Азербайджан находится в наиболее комфортной ситуации. У них закрыты сухопутные границы еще со времен пандемии коронавируса, Армения пока принимает российских уклонистов весьма лояльно, но, судя по всему, скоро это отношение изменится.

— Это не первая волна миграции россиян в Грузию. Как эти люди воспринимаются грузинским обществом, растет ли сейчас напряжение между приехавшими в Грузию беженцами-украинцами и мигрантами-россиянами?

— Социальное напряжение конечно же существует, но началось оно только в феврале. Важно понимать, что и до февраля в Грузии было много россиян. Во-первых, у нас есть свои грузинские русские, которые граждане Грузии, в подавляющем большинстве патриоты Грузии, владеющие грузинским языком. Политически — они грузины, а этнически — русские. Такие люди есть и в Украине. Что до мигрантов непосредственно из России, то этот процесс был растянут во времени восемь последних лет, я бы выделил три волны миграции. Первыми, до большой войны, приезжали не только оппозиционно настроение к РФ русские, но и украинцы, бегущие с оккупированных территорий, было и есть очень много оппозиционно настроенных беларусов, потому сильного напряжения не было.

Вообще три категории можно выделить из этой первой волны миграции: политические мигранты, не согласные с режимом Путина и покинувшие Россию после аннексии Крыма, рантье, сдающие свои квартиры в Питере и в Москве, и за разницу цен живущие в Грузии, и третья категория — мы могли бы их назвать «православные айтишники». Они воспользовались либеральным визовым режимом, а также достаточно либеральной налоговой средой Грузии, чтобы жить в Грузии, где климат приятнее. Эти люди создали свои определенные bubbles.

Вторая волна миграции — это февральская. Это уже в основном, экономические мигранты, среди них много «ваты», и тех, кого политика вообще не интересует, они как раз сильно раздражают грузинское общество. Это люди достаточно обеспеченные, и «благодаря» этим людям мы имеем двузначный экономический рост с дикой инфляцией при падении доллара, а в Грузии, надо понимать, многие люди получают зарплату в у.е. В итоге получается, что зарплата осталась той же, а цены просто дико выросли, причем на все — от аренды квартиры до продуктов питания и товаров первой необходимости. Кроме того, в некоторых секторах экономики сложилась конкуренция между местными и приезжими, часто с более высокой квалификацией, что тоже не вызывает восторга у грузин.

Теперь, что касается украинцев, тут тоже все непросто. Дело в том, что приехали люди с оккупированных территорий, это юго-восток Украины, и количество тех, кто не интересуются политикой и в украинских классах спрашивает: «А почему обучение не на русском?» тоже достаточное. Это тоже часть реальности.

Теперешнюю, третью волну, сложно оценить, все они в ужасе от происходящего, пытаются приспособиться к происходящему, и, в отличие от февральских, это люди гораздо более скромного достатка. Учитывая эту последнюю волну, грузинское общество действительно представляет собой серьезную взрывоопасную смесь. И я не знаю, как наши власти будут решать эту проблему, поскольку они считают, что ее нет.

— Из Украины сложно понять суть нынешних отношений официального Тбилиси с Россией, странами Европы, США и Украиной, а также насколько война меняет позицию грузинского правительства, которое выглядело последние годы скорее недружественным к Украине. Меняет ли вообще?

— Позиция грузинского правительства очень проста. Украина на протяжении всех этих лет фактически с Майдана 2014 года и начала войны является частью внутреннего политического дискурса Грузии. Грузинские власти на протяжении всех этих лет воспринимали Украину как один большой офис грузинской оппозиции. Но оно и понятно почему так — вы помните всех грузинских оппозиционеров, которые становились министрами в Украине, вы помните Михаила Саакашвили, который стал громким украинским политиком. Саакашвили в правительстве, Саакашвили в оппозиции, Саакашвили комментирует позицию в Украине и вставляет свои ремарки о Грузии. Все это политическую силу Иванишвили чрезвычайно раздражало. Президента Украины Владимира Зеленского они долгое время воспринимали как украинского Саакашвили и относились к нему враждебно еще и потому, что у него были хорошие отношения с Саакашвили.

Что касается отношений с Россией, то на протяжении многих лет правительство Иванишвили говорило грузинам простые, но, видимо, серьезно влияющие на умы вещи: «Был у власти Саакашвили, и случилась война. Пришли к власти мы — войны нет, видите, какие мы хорошие. Благодаря нам вы не боитесь, Россия не нападет и все у вас будет хорошо». На самом деле, давно не все хорошо, но есть универсальное утешение — «зато войны нет».

Тут наступает февраль 2022 года и Россия масштабно нападает на Украину, уже не таясь. Грузинская оппозиция во весь голос кричит: вы видите, россияне бы все равно на нас напали, не важно Саакашвили у власти или не Саакашвили! Что делает наша власть? А власть говорит: нет, друзья, вот мы такие умные сумели избежать войны, а Зеленский не сумел. В итоге, ко всем международным санкциям против России Грузия присоединилась, но затем наш премьер-министр выступил и объявил, что Грузия отдельно не будет вводить санкций против России, и это уже тогда вызвало серьезное напряжение между властью и грузинским обществом.

Затем был период, когда от советников президента Украины поступали предупреждения, что Грузия нарушает ряд договоренностей, и за это могут последовать международные санкции для Грузии. Но грузинское правительство также на это не реагировало. Тогда уже США открытым текстом стали говорить о том, что Грузия может попасть под санкции из-за того, что нарушает ряд договоренностей о принципах сотрудничества с Россией как страной, развязавшей войну в Украине. В ответ на это грузинское правительство стало говорить, что теперь уже США пытаются втянуть Грузию в войну. Сейчас мы где-то на этом этапе.

— Как сегодня выглядит поддержка правящей партии Грузии в стране?

— Сегодня за них готовы проголосовать около 30% избирателей, это чаще всего административный ресурс. Остальные против. Но вопрос в том, что в Грузии нет оппозиции. И отсутствие лидеров оппозиции, пользующихся доверием народа и выразителей его интересов, сегодня, пожалуй, самая главная политическая проблема Грузии.


Понравилась статья - поделитесь:


Понравилась новость?
Подпишитесь на ежедневную рассылку новостей по темам
Вы можете также сами подписать друзей и обсуждать материалы вместе
Редакция не несет ответственность за содержание информационных сообщений, полученных из внешних источников. Авторские материалы предлагаются без изменений или добавлений. Мнение редакции может не совпадать с мнением писателя (журналиста)
Для того, чтобы иметь возможность обсуждать публикации и оставлять комментарии Вам необходимо зарегистрироваться!

Ответы и обсуждения


Ещё из "Публикации":

Всё из "Публикации"

Подписка на получение новостей по почте

E-mail адрес обязателен
Name is required