E-mail адрес обязателен
Name is required



 


Польский историк: нельзя равнять Гитлера и Сталина в 1939 году

Дата: 09/01/2019 07:00
Источник: bbc.com/

На памятные мероприятия по случаю начала Второй мировой войны в Польше пригласили лидеров десятков государств, включая Германию и Японию, но не пригласили президента России Владимира Путина. Эксперты объясняют такое решение Варшавы тем, как в стране видят роль СССР в начале Второй мировой войны.

Об особенностях восприятия тех событий в Польше Русской службе Би-би-си рассказал доктор исторических наук Лукаш Адамский. С ним беседовала корреспондент Би-би-си Ольга Ившина.

Би-би-си: Как в польских школьных учебниках описывается начало Второй мировой войны?

Лукаш Адамский: 1 сентября войска фашистской Германии на многих участках пересекли границу с Польшей и началось вторжение. Эти события описываются очень детально. Но после 1989 года в Польше к этому описанию добавился еще один важный сюжет. Это атака со стороны войск Советского Союза на Польшу 17 сентября. Во времена правления коммунистов в Польше упоминания об этих событиях в учебниках не было.

Би-би-си: Как сейчас описываются действия Красной армии в сентябре 1939 года?

Л.А.: В три часа утра 17 сентября польский посол в Москве был вызван в НКИД СССР. Там ему зачитали текст ноты советского правительства о том, что якобы польское государство перестало существовать, правительство скрылось в неизвестном направлении. И в этой связи Красная армия вынуждена встать на защиту представителей украинского и белорусского народов, проживавших на территории Польши. Так звучала версия СССР.

Польский поход 1939-го: освобождение или удар в спину?

А в польских учебниках истории подчеркивается, что на самом деле на момент, когда послу вручали советскую ноту, половина Польши еще не была занята фашистами. Держала оборону и столица - Варшава. Польское правительство и командование армии находились в стране.

Photograph of Arthur Greiser (1897-1946), a Nazi German politician, SS-Obergruppenführer and Reichsstatthalter, saluting his troops after the Battle of Lódz, Poland. Dated 1939Правообладатель иллюстрацииUNIVERSAL HISTORY ARCHIVE
Image captionНемецкие солдаты проходят парадным строем по улицам захваченного польского города Лодзь. 1939 г.

В учебниках подчеркивается, что польский посол в Москве отказался принять ноту СССР как раз потому, что события в ней излагались неверно. Именно вторжение со стороны СССР и угроза попадания в советский плен затем вынудили президента и правительство Польши бежать из страны. Поздно вечером 17 сентября они пересекли границу Польши с Румынией. Ну а дальше вторжение РККА продолжилось, они захватили в плен тысячи польских солдат и офицеров. Рядовых и унтер-офицеров потом в основном отпустили. А вот офицеров поместили в советские лагеря и позже почти все они были убиты по приказу советского Политбюро. Большая часть расстрелов прошла в Катыни, в Харькове и в селе Медное.

В целом действия советской армии на территории Польши в сентябре 1939 года в учебниках истории называются агрессией, а отъем территорий и включение их в состав СССР - аннексией. Вопрос о границах Польши был окончательно решен только в августе 1945 года. Поэтому польские историки по-другому смотрят на ряд сражений Второй мировой войны. Вот, например, оборона Брестской крепости от немцев в 1941 году. Никто не оспаривает героизм, проявленный советскими солдатами, или то, что это был важный бой.

Soviet And German Generals Meeting After The Soviets Invasion Of Poland In Brest Litovsk In Russia On 1939Правообладатель иллюстрацииKEYSTONE-FRANCE
Image captionСоветские и немецкие офицеры жмут друг другу руки во время встречи в Бресте. Контроль над городом, который еще несколько дней назад был польским, передается представителям СССР

Но в Беларуси и России это называют героической обороной Родины. А для поляков - это борьба двух оккупационных сил, тоталитарных государств, за польский город. Ведь с точки зрения Польши и многих других государств, юридически до 1945 года Брест был польским городом. Но если взять вот эту мысль про Брест, например, и пересказать ее без исторического контекста и подробностей, которые я вам сейчас попытался разъяснить, то такую позицию могут воспринять как какое-то проявление польского национализма. И это ведет к разным недоразумениям в двусторонних отношениях. Не меньшее напряжение вызывают и разговоры о пакте Риббентропа-Молотова.

"Секретные протоколы? Их так никто и не нашел"

Би-би-си: А как оценивают в Польше Декларацию о неприменении силы, подписанную Германией и Польшей в 1936 году? Этот документ иногда еще называют Пактом Пилсудского-Гитлера и сравнивают с Пактом Молотова-Риббентропа.

Л.А.: Хороший вопрос. Оценка этой декларации не вызывает разночтений у польских историков. Считается, что это был логичный шаг польского правительства, чтобы обеспечить безопасность своих границ. В августе Сергей Лавров [министр иностранных дел России] и Сергей Нарышкин [директор Службы внешней разведки России и председатель Российского военно-исторического общества]распространили фальшивую информацию [подробнее с заявлениями российских чиновников можно ознакомиться здесь, а с претензиями польской стороны - по этой ссылке]. Декларация, подписанная Польшей и Германией, не предполагала никаких совместных действий против СССР. В тексте Декларации нет никаких подобных упоминаний. И в этом ее принципиальное отличие от Пакта Молотова-Риббентропа. Да и на практике у Варшавы не могло быть таких намерений.

Целью Польши была стабилизация границ, защита своего суверенитета и ведение независимой и самостоятельной внешней политики. Если бы Польша выступила против СССР в союзе с фашистской Германией, это делало бы Варшаву младшим партнером Берлина. Для поляков это было неприемлемо, ведь предыдущие несколько лет Германия постоянно оспаривала польско-немецкую границу.

German Soldiers breaking down the border barrier and crossing into Poland at Sopot on September 1, 1939. (Photo by Universal History Archive/Getty Images)Правообладатель иллюстрацииUNIVERSALIMAGESGROUP
Image captionНемецкие солдаты сносят шлагбаум на границе Польши и Германии

Би-би-си: Но ведь выдвигались версии, что к этой декларации прилагались некие секретные протоколы, или по крайней мере дополнительные договоренности в скрытой форме.

Л.А.: Не было никаких секретных протоколов к этой Декларации. Показательно, что за 80 с лишним лет таких протоколов нигде не обнаружили. Мало того, подписание секретных протоколов противоречило бы главной идее внешней политики Польши довоенного периода. В Варшаве старались держать равную дистанцию и от гитлеровской Германии, и от СССР. В Варшаве считали, что сближение с любым из государств может спровоцировать другое нападение. Все историки в Польше об этом знают. Хочется верить, что и российские профессиональные историки знают это.

А вот зачем Лавров и Нарышкин говорят о Пакте Пилсудского-Гитлера, который якобы предполагал совместные действия против СССР? Либо они до сих пор живут под влиянием советских историографических мифов, в чем я сомневаюсь. Либо они сознательно расходятся с правдой, чтобы спровоцировать поляков и убедить общество в России в истинности выдвинутой ими версии.

Немецкие и советские солдаты угощают друг друга сигаретами. Польша. 1939 годПравообладатель иллюстрацииKEYSTONE-FRANCE
Image captionНемецкие и советские солдаты угощают друг друга сигаретами. Польша. 1939 год

Би-би-си: А что делать с высказываниями польских офицеров насчет возможности существования секретных протоколов? Можно вспомнить цитаты генерала Владислава Сикорского или военного атташе Польши во Франции Блешинского.

Л.А.: Генерал Сикорский был одним из наиболее ярких критиков Пилсудского и его последователей, которые правили Польшей после 1935 года. В 1939 году Польша оказалась неспособна дать отпор Германии, вопреки звучавшим ранее тщеславным заявлениям. В течение месяца вся территория страны была занята немцами и СССР. Для поляков это был шок. Многие пытались понять, кто внутри страны был виноват в таком разгроме. Одно из главных обвинений в адрес последователей Пилсудского - это внешняя политика Польши в 1938 году.

После Мюнхенского договора министр иностранных дел Польши Йозеф Бек решил, что и Варшава может заявить о своих претензиях на земли Чехословакии. Вскоре польские военные заняли часть территории Тешинской Силезии, Ораву и Спиш. Такой поступок Варшавы был политически недальновидным. Ну а с нравственной точки зрения, я бы назвал это грязным поступком. Вот на фоне всего этого Сикорский действительно обвинял последователей Пилсудского в тактическом союзе с Германией. Такого союза, повторюсь, не было.

Польша приняла участие в разделе Чехословакии, это факт. Но это происходило не вместе с Гитлером, а параллельно с действиями Германии.

Би-би-си: Как оценивают историки эти действия Польши?

Л.А.: Здесь польские историки делятся на две группы. Одни однозначно осуждают этот шаг. Вторые тоже осуждают, но добавляют, что нужно помнить, что Чехословакия приобрела земли Тешинской Силезии довольно грязным образом. Лех Качинский [президент Польши, погиб в авиакатастрофе под Смоленском в 2010 году] назвал шаг Варшавы в 1938 году не просто политической ошибкой, но еще и грехом, за который надо извиняться без оговорок.

"Уравнивать Гитлера и Сталина опасно"

Советские солдаты едут на фронт. 1944 годПравообладатель иллюстрацииCULTURE CLUB
Image captionСоветские солдаты едут на фронт. 1944 год

Би-би-си: Как жилось украинцам и белорусам в предвоенной Польше? Соблюдались ли их права, в частности, право на свободу вероисповедания?

Л.А.: Довоенная Польша не соблюдала права национальных меньшинств - украинского и белорусского - так, как она обещала это делать. С другой стороны, я думаю, все годы, пока украинцы и белорусы были в составе Польши, им жилось все же лучше, чем в Советском Союзе. Вспомним Голодомор на Украине. Три или четыре миллиона человек погибло.

В Беларуси больше 90% той интеллигенции, которая жила на территории Белорусской ССР, было расстреляно во время Большого террора. Если помнить об этих цифрах - выходит, в Польше им жилось не так уж и плохо, хотя серьезные недостатки были и тут. Но Польша давала возможность сохранить и в какой-то мере развить национальную культуру украинцев и белорусов. И неслучайно именно сейчас в западной Беларуси и западной Украине - именно тех частях, которые были под контролем Польши к началу Второй мировой войны - более развиты украинский и белорусский языки, сильнее развита национальная идентичность. Конечно, при этом там могут иметься антипольские настроения, могут быть искажения, например, культ ОУН и УПА ["Организация украинских националистов" и "Украинская повстанческая армия". УПА признана экстремистской организацией Верховным судом России], культ Степана Бандеры. Но идентичность сильная.

Би-би-си: Ставят ли польские историки знак равенства между гитлеровской Германией и сталинским СССР?

Л.А.: Некоторые да, а некоторые нет. Весьма влиятельные историки в Польше, и иногда даже государственные власти, находятся под их влиянием - считают, что СССР и Германия в равной мере ответственны за начало Второй мировой войны. Я с такой позицией в корне не согласен, но поясню ее.

Упрощенно она звучит так: два тоталитарных государства вступили в сговор, вместе напали на Польшу и поделили ее. Такова позиция части польских историков - это во многом ответная реакция на постоянные попытки России оправдать пакт Молотова-Риббентропа или замолчать какие-то советские преступления. И Украина, кстати, не осуждает деятельность УПА. Отсюда и берется напряженность в отношениях Польши с этими странами. А Германия однозначно осуждает все преступления Третьего рейха, поэтому конфликта нет. И в современной Польше Германия уже во многом воспринимается как союзник.

Но другая часть историков понимает, что агрессором во Второй мировой войне была прежде всего Германия, а Советский Союз использовал предоставившуюся возможность. Есть документальные подтверждения того, что Германия планировала напасть на Польшу, даже если бы не был подписан Пакт Молотова-Риббентропа. Если поставить знак равенства между действиями СССР и Германии в августе-сентябре 1939 года, то можно дойти до уменьшения ответственности Гитлера. Да, СССР подписал пакт с Германией, захватил кусок польской территории, проводил репрессии, совершал какие-то преступления. Но нельзя это сравнить с ответственностью Германии за геноцид и мировой ужас.

Останки жертв фашизма. Такую картину увидели советские солдаты, освободив концлагерь Майданек в Польше в 1944 годуПравообладатель иллюстрации-
Image captionОстанки жертв фашизма. Такую картину увидели советские солдаты, освободив концлагерь Майданек в Польше в 1944 году

Би-би-си: А как оценивают польские историки роль СССР в разгроме фашистской Германии?

Л.А.: Историки мейнстрима понимают, что роль СССР в разгроме фашистской Германии была больше, чем других союзников. Западные союзники старались экономить кровь своих солдат. А СССР не экономил, и это приблизило конец войны. На эту тему разногласий нет.

В Польше есть группа публицистов - но не историков - они считают, что Варшава должна была принять условия Гитлера, мол, не так много он и просил.

Но все историки выступают категорически против такой трактовки. Польша была бы младшим партнером. Ход войны это бы принципиально не изменило. Только вот после поражения Германии Польша числилась бы не среди победителей, а среди пособников нацистского режима.

Коммунистическая власть хотела коренным образом поменять Польшу, изменить ее национальную культуру и убить традиционные элиты. Но целью коммунистов не было истребление поляков или превращение их в рабов. А вот у Гитлера как раз была такая цель. Все профессиональные историки понимают, что после окончания Холокоста следующим объектом истребления были бы славяне.

После того, что нацисты натворили в Польше в 1939-1944 годах, все последующие события можно назвать изменением в лучшую сторону. Солдаты Красной армии, которые закончили фашистскую оккупацию Польши, не принесли ей свободы, потому что они и сами не были свободны. Вплоть до 1989 года Польша не была полностью независимой и свободной. До 1956 года в Польше были массовые репрессии против элит и противников коммунистического режима, но это все несопоставимо с ужасами фашистской оккупации.


Лукаш Адамский - доктор исторический наук, исследователь польско-российских и польско-украинских отношений, заместитель директора Центра польско-российского диалога и согласия.

Центр создан и финансируется при участии властей Польши.

В 2018 году Адамскому запретили въезд в Россию до 2021 года, поскольку он является "угрозой для обороноспособности, национальной безопасности либо общественного порядка Российской Федерации". Такой документ историк, по его словам, получил при попытке въехать в Россию. Официально причину запрета на въезд Адамского пограничники не комментировали.



E-mail адрес обязателен
Name is required
Редакция не несет ответственность за содержание информационных сообщений, полученных из внешних источников. Авторские материалы предлагаются без изменений или добавлений. Мнение редакции может не совпадать с мнением писателя (журналиста)
Для того, чтобы иметь возможность обсуждать публикации и оставлять комментарии Вам необходимо зарегистрироваться!
×

Ответы и обсуждения

Ещё из "Публикации":

 Всё из "Публикации"