Menu
Russian English

Паразиты подсознания



Подключайтесь к Telegram-каналу NashDom.US



 Дата: 26.09.2021 07:40
Автор: Олег Покальчук
Источник: ZN
Манипуляции сочувствием

Человеческое окружение не представляет собой чего-то такого
слишком уж важного, как ему это традиционно приписывают.

Колин Уилсон. «Паразиты сознания»

Один из безошибочных механизмов современного оперирования человеческим поведением — это манипуляция сочувствием.

Вот, например, вы видите у себя в ленте засилье социальной рекламы с разноцветными детьми, женщинами или мужчинами весьма преклонного возраста (так называемые уязвимые слои населения).

Или слышите в метро фальшивое подвывание в жанре «сами мы не местные». Или видите в переходе театральную молчаливую демонстрацию чего-либо, что вы можете считать несчастьем (включительно с «беременностью» слоновьего срока).

Знайте — у этих явлений одна и та же природа. Операторы нажимают на одну и ту же «красную кнопку» жалости. Фишка в том, что когда вы считаете, будто лично у вас она не нажалась (вы же умные и с развитым критическим мышлением), то вас обманули. Потому что на самом деле она сенсорная.

Социальная реклама подобного рода на самом деле имеет такое же отношение к социальной рекламе, как морская свинка к морю и свиньям. Она показывает вам явления (обычно с очень примитивной режиссурой), достоверность которых вы лично проверить никоим образом не можете. Это таргетированность по принципу наибольшей уязвимости, а не соответствия тематике. Ну, зачем африканцу показывать тамошних детей, если он среди них вырос и для него это банальная очевидность? Зачем афганкам смотреть на хиджаб как на проблему (мы же периодически культивируем красоту и функциональность украинских платков, повязок, очипков)? Вам могут показать нечто трогательное из Латинской Америки, хотя вы, кроме текилы, ничего об их реальной жизни не знаете. Но оно вас заставит расчувствоваться.

И рука потянется к кошельку.

«Стоп, — скажете вы, — дураков нет. Мы кошелек не открывали и за это не платили». Согласен. Но когда вы в каком-нибудь фейсбучике наталкиваетесь на проплаченную рекламу, что вот этот, уже не туземный, ребенок с ангельским взглядом вот-вот умрет от рака и только ваши средства могут этому помешать (и если вы недавно потеряли близкого человека по этим же причинам), то как отреагируете? Так же рационально?

Иудеохристианская цивилизация (как раньше принято было говорить о нашем индоевропейском цисгендерном пузыре) возникла на истории о грехопадении Адама и Евы. Фундаментальность этой универсальной вечной вины можно смягчить лишь раскаянием и исповедью/молитвой. Но не окончательно.

Этот феномен врожденной вины, стимулируя часть человечества к созданию моральных и этических норм, вместе с тем породил культуру вины и стыда, потребность постоянного личного искупления. Но несовершенство человека в выполнении этих требований создало комплекс неполноценности, компенсировать который надо было, в том числе благотворительностью. Двигателем этого является «голос совести», который мы встречаем у Сократа, Сенеки, апостола Павла, многочисленных философов нашей эры. Исходные условия определяют результат, то есть наше с вами поведение в части безусловного отзыва на сентиментальный раздражитель. Есть вариативность, но в целом так.

Следует отметить, что наука определяет лишь два инстинкта: сохранения вида и продолжения рода. Остальные поведенческие явления, безапелляционно причисляемые культурой к инстинктивным (как инстинкт материнства), — это заученные за какие-то две-три сотни лет социально одобренные модели (паттерны), которые кажутся извечными и очевидными, как то, что Солнце вращается вокруг Земли. Именно эти паттерны кодируют визуальный сигнал в наших нейронных сетях, далее нейроны реагируют на уровне соответствующих участков коры главного мозга. Эти нейрохимические импульсы сталкиваются на своем уровне с «заготовками», последствиями жизненного опыта, устойчивыми, как осадок кальция на стенках старого чайника.

Ну, а потом, где-то секунд через 30, сознание начинает художественно объяснять действие, которое мы намереваемся осуществить: согласиться на предложение или отклонить его. Хотя само решение было уже бессознательно принято секунд где-то через семь. Этот процесс называется «первичная атрибуция».

Почему социальная реклама так успешно эксплуатирует страдальческие сценарии о людях, не похожих на нас?

В масштабе это, конечно, часть современной международной миграционной политики. То, что традиционно принято считать населением Европы, неуклонно и стремительно уменьшается с повышением уровня жизни. Замещение естественных демографических потерь — дело политического и экономического выживания, должен же в этих странах кто-то физически работать. Это же касается и США (еще в 2004 году сняли остроумную комедию «День без мексиканца» — об отчаянии и беспомощности белых, когда фантастически исчезли все гастарбайтеры).

На этой теме паразитирует не только огромное количество международных организаций, но и Россия, очень успешно запустившая в 2005 году организованную волну из сотен тысяч беженцев. Стартапом этой операции было фото трехлетнего ребенка, утонувшего во время неудачной лодочной переправы беженцев в Грецию.

Управление социальным поведением с помощью жалостливой тематики использует еще такое явление, как «фундаментальная ошибка атрибуции». Это понятие обозначает нашу склонность объяснять поступки и поведение других людей их характером, а собственное поведение — внешними обстоятельствами: не мы такие, жизнь такая.

То есть мы видим на экране других людей в каких-то трагических обстоятельствах, и первая реакция: «Ну, это у них лично так сложилось, жаль, но что поделаешь». Но культура стыда немедленно разоблачает эти мысли как аморальные и побуждает реагировать максимально противоположным образом.

Происходит когнитивный диссонанс. И хотя это выражение, употребляемое кстати и некстати, уже набило оскомину, но внутреннего неудобства, смятения от противоречивых мыслей, с которыми каждый из нас сталкивался много раз, никто не отменял.

Сама по себе жалостливая социальная реклама обычно и не достигает своей цели. Она декларативна, художественно примитивна, с убогим сюжетом. Но очень наивно было бы считать, что она неэффективна. Просто ожидаемый эффект от такого влияния иной, чем мы думаем.

Эффективное информационное влияние всегда осуществляется пакетно, сериями. Мы можем это четко увидеть, если вспомним какие-либо украинские электоральные кампании, хоть свежие, хоть давние. В них всегда есть элемент жалостливой апелляции к широким нищенским слоям. А также обещания предоставить им социальную защиту, то есть одарить убогих различными материальными благами. Просто потому, что они вот такие.

Цель политической кампании — получить власть, все остальное — инструменты ее получения. Жалостливость — это одноразовый политический инструмент. Никто уже не верит в реалистичность подобных призывов и обещаний, но не иметь таких призывов вообще — моветон.

То есть, с одной стороны, современная политическая культура пугает нас призраком нищенства, манипулируя цифрами о «потребительских корзинах», «уровне бедности» и т.п. К этому добавляется разгон «зради». И мы, склонные к культурно-историческому мазохизму, охотно отождествляем себя с очередным «зубожінням». С другой — периодически возникает еще один социологический призрак: натужная болтовня об «индексе счастья» и зудящее желание примерить на себя и этот мираж — мы уже счастливы или еще не очень?

Такие же качели и с темой совести. Вам показывают набор маркеров и утверждают: вы бессовестны, если не поддержите их. Стигматизация происходит уже тогда, когда и первичная атрибуция, то есть в течение нескольких первых секунд восприятия. Вы виноваты уже тогда, когда начали это смотреть, когда вкусили этот Apple первородного информационного греха.

Любая кампания против любых стереотипов — это прежде всего кампания. У нее есть стандартное пакетное сопровождение, цель которого — побуждать вас принять одно из влияний на выбор. Вы его принимаете, даже если шарахаетесь от эмоционального шантажа. Это как во время боевых действий, — если в одном месте вдруг начинается какая-то беспорядочная стрельба, то с высокой вероятностью на совсем тихом участке фронта происходит нечто значительно более важное.

«Культура вины» не присуща человеческой природе, ее в течение столетий формирует процесс усложнения общества. С одной стороны, это принуждает людей к тому, что мы в итоге называем активной жизненной позицией, в противоположность культуре стыда, которая является проекцией инстинктивного желания убежать и спрятаться.

С другой — сама влиятельность любой рекламы преувеличена приблизительно настолько, насколько преувеличена сегодня влиятельность печатной бумажной книги. То есть сила влияния осталась, а вот сфера влияния сжалась в несколько раз, как шагреневая кожа, как количество тех, кто безошибочно понимает эту метафору.

Если мы рассматриваем Украину как фронтир, как восточную границу европейской культуры со всеми проблемами, присущими далекому пограничью, то надо принять и тот факт, что мы переживаем и culture clash — хроническую взаимную боязнь западной и восточной ментальностей. У Роберта Сапольски в книге «Биология добра и зла» есть раздел, название которого говорит само за себя: «Пристыженные коллективисты и виновные дураки». Он там пишет, что чувство вины присуще культурам с ориентацией на личную жизнь.

И здесь у нас вырисовывается очередная когнитивная проблема: проевропейская политика, по крайней мере в том виде, как мы ее понимаем, ставит общественное над личным. Ну, то есть европейское общественное над нашим личным. (А кто сомневается, то «Северный поток-2» вам в помощь.)

А украинская культура еще до сих пор ценит личность, считается с ней, сопротивляется обобщениям и коллективизации, как бы вы ее ни назвали.

В этой противоречивости финального победителя мы увидим очень нескоро, потому что социальные трансформации — это не политические кампании. Но у нас есть большой опыт игнорирования любой пропаганды, несмотря на вынужденное «всенародное» одобрение.


Понравилась статья - поделитесь:


Понравилась новость?
Подпишитесь на ежедневную рассылку новостей по темам
Вы можете также сами подписать друзей и обсуждать материалы вместе
Редакция не несет ответственность за содержание информационных сообщений, полученных из внешних источников. Авторские материалы предлагаются без изменений или добавлений. Мнение редакции может не совпадать с мнением писателя (журналиста)
Для того, чтобы иметь возможность обсуждать публикации и оставлять комментарии Вам необходимо зарегистрироваться!

Ответы и обсуждения


Ещё из "Публикации":

Всё из "Публикации"

Подписка на получение новостей по почте

E-mail адрес обязателен
Name is required