И это не просто желание злобного, мелочно мстительного, склочного кремлевского карлика лишний раз побольнее ужалить поляков, унизить их. Как блестяще показал недавно Кирилл Рогов, за, казалось бы, бессистемными эскападами Путина все более явственно проступает его доктрина «нового-старого мирового порядка». Всякие там «демократические старушки-ханжушки» не вправе стреноживать «сильное, волевое государство», устремленное к осуществлению некоей глобальной миссии. Стреноживать всяким там международным правом и правами человека.

Путин все более проникается осознанием себя вождем именно такого «сильного, волевого государства, которое пытаются неправомерно и несправедливо стреножить такие вот «демократические старухи». И параллельно он все более проникается «пониманием и сочувствием» к другому «сильному, волевому государству», которое несправедливо стреножили в Версале.

После разбойничьего захвата Крыма лишь небольшая группа отпетых алармистов открыто говорила о том, что Путин откровенно копирует гитлеровскую внешнюю политику и именно у Гитлера заимствует ее «теоретическое обоснование. В ответ мы слышали причитания Ксении Собчак и ей подобных: «Ах, не надо сравнивать Путина с Гитлером, не надо нагнетать противостояние в обществе!»

 

Сегодня мы видим, что Путин не только продолжает внешнюю политику Гитлера, направленную на последовательное разрушение международно-правовых ограничений. Он все более очевидно самоидентифицирует себя с Гитлером. Именно эта самоидентификация, осознанная или неосознанная, стоит за последней кремлевской выходкой.

Александр Скобов

Facebook