Menu
Russian English

Коронавирус резко приблизил конец нефтяного века



Подключайтесь к Telegram-каналу NashDom.US



 Дата: 14.04.2020 06:18
Источник: dw.com

В российских СМИ и русскоязычных социальных сетях в последние дни, на мой взгляд, слишком увлеклись подсчетом того, какая страна на сколько миллионов или сотен тысяч баррелей от какого уровня и на какой срок намерена сокращать добычу нефти в рамках новой сделки ОПЕК+ и попыток согласовать ее с G20. Тут есть опасность потерять из виду суть происходящего.

 

А она вовсе не в размере и сроках квот и уж тем более не в вопросе о том, было ли ошибкой решение президента РФ Владимира Путина, последовавшего настоятельному совету главы "Роснефти" Игоря Сечина, выйти из предыдущей сделки ОПЕК+.

Владимир Путин проиграл нефтяной блицкриг

Россия сделала это 6 марта в надежде нанести тем самым мощный удар по своим основным конкурентам на мировом рынке нефти: по США с их сланцевой добычей и по Саудовской Аравии с ее сверстанным под очень высокие нефтяные цены госбюджетом. Прозвучавшие тогда заявления пресс-секретаря "Роснефти" Михаила Леонтьева и министра финансов РФ Антона Силуанова не оставляли сомнений, что мотивы именно таковы. Такой геостратегический расчет стал кардинальной ошибкой Владимира Путина, о чем мне уже довелось писать по свежим следам событий.



 

Вместо триумфальной победы Россия получила ценовую войну, которую тут же развязал против нее амбициозный и готовый идти ва-банк молодой саудовский наследный принц Мухаммед бен Сальман Аль Сауд, обещавший залить мировой и особенно европейский рынок, традиционно важнейший для российского энергетического экспорта,нефтью по демпинговым ценам.

Спустя всего месяц, в ночь на 10 апреля, Россия капитулировала, согласившись на новую сделку ОПЕК+ со значительно более невыгодными условиями, чем могла бы иметь, оставшись в рамках первоначальной сделки и корректируя объемы сокращения по мере нарастания кризиса из-за COVID-19. Так что Владимир Путин этот нефтяной блицкриг явно проиграл.

"Черное золото" утрачивает свою ценность 

 

Но суть, повторяю, вовсе не в этом. Осознаем главное: усилия картеля ОПЕК и примкнувших к нему России, Казахстана, Азербайджана, а также целого ряда других производителей направлены на то, чтобы сократить добычу нефти, поскольку мировой экономике такого количества просто не нужно, что и ведет к падающим ценам. Причем 23 страны занимаются сокращением предложения уже с 2017 года, когда вступила в силу первая сделка ОПЕК+, а переизбыток на мировом рынке того, что в 20 веке именовали "черным золотом", продолжал нарастать.

И это, не будем забывать, в ситуации, когда такие потенциально крупные поставщики, как Венесуэла, Иран и Ливия, по разным причинам и так уже добывают существенно меньше, чем могли бы.

Вывод очевиден: в 21 веке с его борьбой против изменения климата, энергоэффективностью, возобновляемой энергетикой, электромобилями, движением против пластика, засоряющего мировой океан, просто уже не требуется столько нефти, сколько энергокомпании способны добывать сегодня по всему миру традиционными и нетрадиционными способами, будь то из американских сланцевых пород или канадских нефтяных песков.

Пандемия коронавируса, катастрофически обрушившая глобальный спрос на энергоносители, всего лишь крайне обострила и без того неумолимо нараставшее глобальное перепроизводство нефти. Причем надолго. Министр энергетики РФ Александр Новак рассказал, что 9 апреля на переговорах о новой сделке ОПЕК+ рассматривались сроки в два, три и даже четыре года. Значит, некоторые участники всерьез допускали, что период крайне низкого спроса на нефть может продлиться до 2024 года!

Сделка ОПЕК+ может сорваться

 

В конце концов, сошлись на двух годах, до мая 2022-го. Но есть ли уверенность, что к тому времени спрос действительно восстановится хотя бы до уровня конца 2019 года? Что в небе вновь будет столько же самолетов с туристами и командированными, сколько летало перед пандемией, а на морях будет столько же контейнеровозов, доставляющих, как прежде, бесчисленные товары из Китая в Америку и Европу?

И где уверенность, что сделка, судьба которой из-за упорного нежелания Мексики сокращать предлагаемый ей объем продолжала висеть на волоске, продержится целых два года и каждый из ее участников будет непременно строго соблюдать выделенные ему квоты? Обращает на себя аргументация мексиканской стороны: мол, мы столько инвестировали в наращивание нефтедобычи, что хотим, наконец, получить отдачу. А остальные что, не вкладывались? Им что, не хочется тоже хоть что-то вернуть? 

Короче, вероятность нарушения и даже развала новой сделки ОПЕК+, если она вообще состоится, весьма велика. И в таком случае все ее государства-участники, не говоря уже о компаниях из оставшихся в стороне стран, таких, как США, Канада, Бразилия, Норвегия, постараются продать по любой цене как можно больше - или, при высокой себестоимости производства, вынуждены будут уйти с рынка, попросту обанкротятся.

Нефтяная промышленность не будет инвестировать в свое развитие

 

Но даже если наиболее брутальной формы войны на уничтожение коллективными усилиями экспортеров все же удастся избежать, сам факт согласования сделки ОПЕК+, предполагающей беспрецедентное, примерно на четверть, снижение добычи нефти надолго или даже, возможно, навсегда, означает сознательное, рукотворное приближение конца нефтяного века.

Ведь кто в условиях жесткого сокращения производства захочет инвестировать огромные деньги в развитие отрасли, в обустройство новых, тем более труднодоступных месторождений? Россия, к примеру, может теперь забыть про свои чрезвычайно дорогостоящие планы освоения нефтяных запасов Арктики. А пока мировая нефтяная промышленность будет топтаться на месте и ждать лучших времен, наиболее передовые экономики планеты продолжат движение по тому пути, на который они и так уже ступили: по пути декарбонизации, отказа от ископаемых энергоносителей.  

Россия вынуждена слезть с нефтяной иглы

 

Каменный век, гласит ставшее крылатым выражение, закончился не из-за нехватки камней. Им просто пришлось уступить место новым технологиям. Нефтяной век из-за коронавируса не закончится, но COVID-19 резко ускорит приближение его конца. Пандемия остановила развитие отрасли и одновременно нанесла тяжелейший удар по целому ряду ключевых потребителей нефтепродуктов. Дешевизна топлива этим отраслям вряд ли теперь сильно поможет: навсегда вошедший в нашу жизнь вирус навяжет воздушному, морскому и автомобильному транспорту глубокие структурные изменения.  

В России долго говорили о необходимости слезть с нефтяной иглы. И вот вдруг коронавирус прямо-таки выбил ее из рук. Теперь придется срочно менять всю бизнес-модель страны. Причем в крайне неблагоприятных условиях: поступления валюты сокращаются, экономика погружается в глубокую рецессию, а из-за карантина стремительно ускоряется гибель российского малого и среднего бизнеса, который-то как раз и должен стать одним из ключевых элементов этой новой модели. Так что стране, которая могла бы быть очень крупным деловым партнером Германии и Евросоюза, срочно нужны широкомасштабные и смелые реформы. 

 

Автор: Андрей Гурков, экономический обозреватель Deutsche Welle

Подпишитесь на нашу рассылку и Вы будете ежедневно получать последние новости сгруппированные по категориям

Редакция не несет ответственность за содержание информационных сообщений, полученных из внешних источников. Авторские материалы предлагаются без изменений или добавлений. Мнение редакции может не совпадать с мнением писателя (журналиста)
Для того, чтобы иметь возможность обсуждать публикации и оставлять комментарии Вам необходимо зарегистрироваться!

Ответы и обсуждения

Ещё из "Публикации":

Всё из "Публикации"

Подписка на получение новостей по почте

E-mail адрес обязателен
Name is required