E-mail адрес обязателен
Name is required



 


Изоляционизм разлагает Россию



Дата: 05/07/2019 11:24
Автор: Сергей Шелин

 

Гибель SSJ-100 показывает, к чему ведет отгораживание от мира, соединенное с попытками остаться «как все» в XXI веке.

Траур по погибшим в московском аэропорту «Шереметьево» объявила только Мурманская область. Общенационального не особенно и ждали. Ведь протокол официальной скорби, который начальство само для себя установило, не предусматривает всероссийского траура для катастроф такого масштаба. Так что дело не в одном бессердечии или календарных неудобствах.

 


Не приостановлена, однако, и эксплуатация SSJ-100. Правда, на сегодня главная продвигаемая сверху версия — ошибки пилотов. Она более осмысленна и благообразна, чем та, которую для отвода глаз распаляли еще вчера — про пассажиров, которые своими чемоданами якобы сами не дали друг другу спастись. Но ведь пока ничего не доказано. А вот с тем, что «первый пассажирский самолет, разработанный в России после распада СССР», скажем мягко, не задался, вряд ли кто-нибудь станет спорить.

Его делали еще до ссоры с Западом, с широким использованием импортных комплектующих и с надеждами на грандиозные продажи за рубеж. Сегодня те немногие иностранные эксплуатанты, которых удалось привлечь, например, мексиканские, жалуются на ненадежность SSJ-100, конструктивные недостатки, перебои с поставкой запчастей и, видимо, обдумывают, как бы удобнее свернуть его эксплуатацию.

Оборотной стороной этих неудач стало навязывание непопулярного самолета российским эксплуатантам и, в первую очередь, «Аэрофлоту». Что значит — остановить сейчас полеты? Это подвести черту под всем начинанием. Ясно, что казенные амбиции и групповая корысть, слившись воедино, восстали против этого. SSJ-100 продолжают полеты, и остается только желать, чтобы все обошлось.

 



Такие полуроссийские-полуиностранные проекты и возможны, и нормальны, если головной производитель не в ссоре с внешним миром, и если авиакомпании свободны в выборе самолетов. С самого начала это было не совсем так, но когда ссора с Западом набрала обороты, все худшее в этой затее уверенно вышло на первый план, превратившись в самоподдерживающийся процесс.

Чем глубже изоляция страны, тем хуже работают звенья любых деловых цепочек, а государственная протекция всему, что выглядит как импортозамещение или хотя бы имитирует таковое, постоянно крепнет. Число неудач и провалов на всех участках жизни, иногда с человеческими жертвами, иногда хотя бы без них, неизбежно растет.

Чем отличался прежний советский изоляционизм от нынешнего российского? Тем, что был заранее откалиброван на жертвы и лишения. Они были просто вмонтированы в систему. Не будем о сталинских ужасах. Даже и в последние советские десятилетия всеобщая бедность, довольно прочная еще дисциплина и относительная скромность правящего класса поддерживались остатками идейности и не исчерпанным еще страхом перед госмашиной. Изоляция, разумеется, гарантировала отставание СССР от внешнего мира. Но оно накапливалось не во всем и не сразу. Люди вселялись в хрущевки, принимая их за современное жилье, и пили «Три семерки», не догадываясь о вкусе настоящего портвейна.

 



А с другой стороны, боевые разработки по меньшей мере до начала 1980-х оставались на мировом уровне. Пассажирский авиатранспорт, даже и будучи побочным продуктом военной авиации, выглядел довольно убедительно. Профессиональные группы не так уж быстро теряли трудовую этику. В том числе и тогдашние гражданские пилоты. Аварии, впрочем, не были так уж редки. Но их обычно удавалось скрыть не только благодаря тоталитаризму, но и потому, что информационная революция еще не произошла.

Советские порядки почти до конца казались несокрушимыми. А нынешние попытки собрать их заново, при всей внушительности их масштабов, пародийны.

Сегодняшняя Россия — не СССР. Запас сил для гонки с внешним миром не тот. И еще меньше резервов самоотречения — что в верхах, что в низах. Люди как-то приспосабливаются к намерению властей навсегда поселить народ в осажденной крепости, но их житейские стратегии совершенно не такие, как в прошлом веке.

Многие из тех, кто имеет конвертируемую квалификацию, ищет работу за границей. Среди них, кстати, и сотни, если не тысячи лучших пилотов гражданской авиации. Всего же за путинскую двадцатилетку лет уехали несколько миллионов человек, каждый из которых умел что-то хорошо делать.

А то большинство, которое осталось дома, старается устроиться поудобнее в обществе импортозамещения и ждет для себя либо спецпривилегий, либо казенной заботы, либо того и другого разом.

С наступлением изоляции, вольный бизнес, и без того хилый, почти вымер. Но занявшие все деловое поле бюрократизированные капиталисты «с государственным менталитетом» вовсе не стали похожи на расторопных капитанов советского менеджмента. Обогащаясь на импортозамещении, магнаты и не думают отказывать себе в благах внешнего мира. Дальновидные из них себя не выпячивают, а простодушные громко требуют продолжения и творческого развития изоляционистского банкета. Время от времени курьезность их возгласов даже сдабривает печаль ситуации. Но не сильно.

Много смеялись над призывом Национальной мясной ассоциации и лично главы «Мираторга» Виктора Линника запретить частный ввоз санкционки и особенно над тезисом о том, что «хамон нужно есть в Испании, а пармезан — во Франции».

Но ведь самое яркое в его словах не национальность пармезана, а то, с какой легкостью эту мысль можно продолжить, сказав, что русский хлеб надо есть в России, и, следовательно, вывоз зерна за границу, одно из немногих процветающих направлений российского экспорта, пора закрыть. Скажете: очередное бездумное балабольство? Не уверен. Много событий, казавшихся невозможными, уже случились на этом импортозаместительном празднике корысти пополам с манией преследования.

Наш новодельный изоляционизм-XXI — это не только гарантированное отставание от других. Это интеллектуальное, моральное и профессиональное разложение. Когда из аварий и катастроф не могут быть извлечены уроки. Когда упадок преподносят как норму жизни.

Сергей Шелин




Редакция не несет ответственность за содержание информационных сообщений, полученных из внешних источников. Авторские материалы предлагаются без изменений или добавлений. Мнение редакции может не совпадать с мнением писателя (журналиста)
Для того, чтобы иметь возможность обсуждать публикации и оставлять комментарии Вам необходимо зарегистрироваться!
×

Ответы и обсуждения

Ещё из "Публикации":

 Всё из "Публикации"