E-mail адрес обязателен
Name is required



 


Дмитрий Милин. О причинах невозможности «новой индустриализации» в РФ



Дата: 07/18/2019 06:45

Почему в России невозможна «новая индустриализация» – и почему у СССР не было шансов стать Китаем?

Короткий ответ: потому что у СССР в конце 1980-х и начале 1990-х больше не было «России с сохой» – как нет ее и у нас сейчас.

А вот более длинный ответ.

 

Индустриализация – это процесс изменений, не зависящий от принимаемых правительствами планов. И начинается он не со строительства заводов, а с увеличения производительности сельского труда, что освобождает рабочие руки для переезда в города. Это создает источник дешевой рабочей силы, которая уже позволяет строить заводы, где есть кому работать. А за счет эксплуатации рабочих получаются потоки капиталов для создания новых заводов.

При феодальной системой земледелия переселение значительного количества народа в города приведет к голоду. Только относительно эффективное сельское хозяйство, освобождая рабочие руки и провоцируя безработицу на селе, дает возможность начать индустриализацию.

Индустриализация же – это экстенсивный процесс увеличения производства за счет увеличения доли рабочих и городского населения. Страны входят в этот процесс с 80-90% сельского населения, а выходят с 70-80% населения городского. Китай как раз несколько лет назад перешел рубеж 50% городского населения.

 

В Западной Европе этот процесс активно начался в 18-м веке, а закончился перед Первой Мировой войнами. Россия включилась в процесс индустриализации в середине 19-го века.

С чем связано падение темпов роста промышленности? С устареванием технологий. Индустриализация как экстенсивный метод приводит к массовому строительству заводов по современной на момент строительства технологии. Но технологии не стоят на месте. Со временем заводы, не устаревая физически, устаревают морально. Появление более высокопроизводительных производств приводит к тому, что старые становятся все менее прибыльными и начинают проигрывать в конкуренции. Приходит момент, когда работоспособный завод выгоднее закрыть и построить рядом иди вместо него новый высокопроизводительный.

Закрыть завод всегда сложно– и при социализме, и при капитализме. Но при капитализме закрывать заводы заставляют периодические кризисы, которые банкротят тех, кто не занимается строительством новых заводов.

 

 

В Западной Европе процесс индустриализации прошел в 19-м веке. В США он закончился с «ревущими 1920-и», а в СССР – в 1960-х. После окончания индустриализации, а это происходит по исчерпанию источника дешевой рабочей силы на селе, начинается кризис. В Западной Европе это была Долгая депрессия 1873-1896-х. В США – Великая Депрессия 1929-1939 годов. В СССР это закончилось крахом 1991 года и депрессией, начавшейся с начала 1980-х и продолжавшейся почти до начала 2000-х. Китай его «великая депрессия» еще ждет впереди.

При советском социализме роль «кризисов» выполняли войны. Первый раз Гражданская война, второй раз Отечественная. После этих войн промышленность восстанавливалась за счет внедрения передовых на тот момент немецких и американских технологий (после Отечественной СССР вывез из Германии заводы предыдущего технологического уклада, а до войны закупил целиком завод Форда, ставший ГАЗом, и металлургический завод USStill, ставший «Магниткой»). Это давало небывалые темпы 1-й и 2-й пятилеток и послевоенного восстановления, но уже через несколько лет после Великой отечественной привело к остановке роста производительности труда и снижению темпов роста ВВП до 2-3%.

 

А вот разрушенная войной Европа в это время строила «с нуля» заводы с более современными технологиями, что дало обновление всего производственного парка и рост производительности труда.

С середины 1960-х СССР стал проигрывать Западу в росте производительности труда. Больше войн не случалось – и старые заводы никто не разрушал и не закрывал. Даже строя новые заводы с новыми технологиями, СССР не мог закрывать старые –  и по идеологическим причинам, и по причине проблемы занятости населения моногородов.

Поэтому строительство нового завода с более высокой производительностью труда не приносило такого же вклада в общую производительность, как в странах капитализма, поскольку выигрыш «размазывался» по всем заводам страны, в том числе и старым. Это тоже было причиной экономического краха СССР, который имел огромную, но морально устаревшую низкопроизводительную промышленность. Ловушка идеологии социализма погубила СССР.

Кстати успехи сталинского СССР в числе которых приводят Космический и Атомный проекты были связаны с догоняющим развитием. СССР не вел поиска перспективных направлений развития с сопутствующими этому многочисленным ошибками и непродуктивными затратами ресурсов, а бросил имеющиеся ресурсы на два уже доказавших свою перспективность у других стран (Германии и США) направления – «ракетный проект» и «атомный проект». И в этих направлениях добился всем известных успехов при Хрущеве в виде запуска «Спутника», «Гагарина» и создания самой мощной в мире «царь-бомбы».

Однако оказавшись в позиции лидера и в ситуации когда надо самому искать новые направления технологического развития (а это очень дорого, т.к. не все новые проекты заканчиваются успехом и окупают вложения) СССР столкнулся с нехваткой ресурсов и опыта поиска перспективных направлений в технике. Это вторая причина крушения СССР.

После индустриализации начинается постиндустриальный переход, длительный и болезненный. От экстенсивного расширения производства за счет вовлечения все большего числа рабочих экономика переходит к росту только за счет увеличения производительности труда и углубления разделения труда ради снижения издержек. Поэтому догнать Запад со своей застрявшей в индустриальной эпохе экономике СССР не имел никаких шансов.

 

 

Теперь по поводу «новой индустриализации». Ее апологеты призывают к строительству новых заводов, не очень интересуясь, откуда для них возьмется рабочая сила и кто для этих заводов разработает новую конкурентоспособную продукцию.

Обещая создать к 2020 году «25 миллионов высокопроизводительных рабочих мест» и рассуждая о «новой индустриализации», Путин не указал, для кого эти места будут создаваться. Ведь в нынешней России в отличие от дореволюционной и сталинского СССР нет огромного числа крестьянского населения – т. е. у нас нет «России с сохой», как в Китае, чтобы стать «неисчерпаемым» источником дешевой рабочей силы.

«Охранители» тоже понимают, что желающих идти на низкооплачиваемую и мало престижную работу на производстве нет. И все последние годы недостаток рабочей силы восполнялся у нас потоком гастарбайтеров.

«Вопрос гастарбайтеров» – вообще центральный для российской власти. В РФ уже выросло целое поколение менеджеров, не способных работать ни с кем кроме бесправных неквалифицированных мигрантов. Они устраивают и власть, ибо не только не пойдут на Болотную, но и безропотно придут на пропутинские митинги.

Кстати если вы считаете, что гастарбайтерами станут какие-нибудь дагестанцы или ингуши, то хочу вас разуверить. Население Дагестана –  менее 3 млн. человек, а Ингушетии – вообще полмиллиона. При всем желании всех дагестанцев или ингушей переехать в Москву на «новую индустриализацию» просто не хватит. Другое дело – десятки миллионов узбеков или таджиков...

Так что намного вероятнее, что на митингах против «незаконной миграции» русские националисты будут стоять с вместе с дагестанцами – полноправными гражданами РФ, которых лишают рабочих мест и достойной зарплаты гастарбайтеры из Средней Азии.

Проблема и в конкурентоспособной продукции, производством которой должны заняться заводы «новой индустриализации». Даже если увеличить выпуск «Жигулей», построив еще 9 аналогичных АвтоВАЗу заводов, от этого больше «Жигулей» не купят. А для производства отечественных аналогов «Мерседесов» или «Тойот» нужны люди, которые их смогут разработать и потом выпускать. Но таких в России все меньше, они успешно замещаются малооплачиваемыми и лишенных прав гастарбайтерами.

Подводя итоги этого пространного рассуждения, хочу сказать, что никакой «новой индустриализации» в России быть не может – кроме разве методом завоза десятков миллионов низкооплачиваемых гастарбайтеров. Но даже завезя дешевую рабочую силу, РФ столкнется с конкуренцией за рынки сбыта со странами Юго-Восточной Азии, которую проиграет из-за подавления своего «креативного класса». С такой властью, которая не видит и не ищет выхода из нынешнего производственного тупика, будущего у России – кроме как пребывания в статусе сырьевого придатка – нет.




Редакция не несет ответственность за содержание информационных сообщений, полученных из внешних источников. Авторские материалы предлагаются без изменений или добавлений. Мнение редакции может не совпадать с мнением писателя (журналиста)
Для того, чтобы иметь возможность обсуждать публикации и оставлять комментарии Вам необходимо зарегистрироваться!
×

Ответы и обсуждения

Ещё из "Публикации":

 Всё из "Публикации"