E-mail адрес обязателен
Name is required



 


Что думают в Чехии о «Пражской весне» 50 лет спустя?

Дата: 08/20/2018 06:30
Автор: Анна Плотникова Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.
Источник: Советские танки в центре Праги. Архивное фото 23 августа 1968 г.

Российские эксперты, живущие в Праге, делятся своими наблюдениями, как жители Чехии хранят память о событиях полувековой давности

В ночь с 20 на 21 августа 1968 года пятью странами Варшавского договора была начала операция «Дунай». Более 300 тысяч военнослужащих армий Советского Союза, ГДР, Польши, Венгрии и Болгарии при поддержке семи тысяч танков вошли на территорию тогдашней Чехословакии. Их целью было силовое подавление попытки мирных демократических преобразований в ЧССР, вошедших в историю, как «Пражская весна» или «построение социализма с человеческим лицом».

И только 21 год спустя, в результате «Бархатной революции» в ноябре-декабре 1989 года социалистический строй в Чехословакии, как и в большинстве других стран Восточной Европы, окончательно пал.

Сохраняется ли в нынешней Чехии память о событиях полувековой давности и как относятся чехи к стране, ставшей инициатором разгрома «Пражской весны»? С этими вопросами корреспондент Русской службы «Голоса Америки» обратилась к представителям русской диаспоры в Праге.

С кем чувствуют родство нынешние чешские либералы?

Эксперт по Центральной и Восточной Европе Иван Преображенский отметил, что нынешний год для народов Чехии и Словакии наполнен многими круглыми датами. Осенью будет отмечаться основание Чехословакии, возникшей в самом конце Первой мировой войны. В конце сентября исполняется 80 лет печально знаменитому «Мюнхенскому сговору», в результате которого Судетская область Чехословакии отошла Германии.

Еще через десять лет, уже после окончания Второй мировой войны в результате переворота власть в Чехословакии перешла к коммунистическому правительству, а сама страна на сорок один год стала вассалом Советского Союза.

Но и пятидесятилетием начала операции «Дунай» юбилейный список не исчерпывается – четверть века назад, 1 января 1993 года состоялся так называемый «Бархатный развод», в результате которого на карте Европы появились два государства – Чехия и Словакия.

Что же касается августа 1968 года, то эта дата, по мнению Преображенского, не находится сегодня в самом центре внимания чешского общества. «Это настолько же мифологизированные события, как и то, что происходило в ноябре 1918 года, когда была создана Чехословакия. То есть, это событие – однозначно важное, значимое, обсуждаемое, но в то же время – слабо связанное с современной реальностью», – считает политолог.

Правда, вхождение в состав чешского правительства представителей компартии – впервые с 1989 года! – несколько актуализировало тему «Пражской весны» и советского влияния на тогдашнюю ЧССР. «Нынешнее активное участие коммунистов в чешской политике используется либеральной оппозицией в качестве одного из аргументов в политической борьбе. Но этот вопрос волнует лишь избирателей этих либеральных партий, то есть, примерно, 20% населения», – считает Иван Преображенский. И добавляет, что большинство нынешних чешских либералов не считают себя правопреемниками коммунистов, пытавшихся строить «социализм с человеческим лицом полвека назад». Скорее, они чувствуют родство с теми политическими силами, которые стояли во главе «Бархатной революции» 1989 года.

Разные настроения в возрастной группе «60+»

Обозреватель газеты “Právo” Александр Митрофанов выделяет несколько групп чешского общества по их отношению к вторжению армий пяти стран «социалистического лагеря» на территорию ЧССР. «В школах с хорошим преподавательским составом и в вузах, особенно – гуманитарных, учащиеся получают информацию о том, что произошло в тогдашней Чехословакии. Мой сын учится в средней школе, где очень хорошо преподают историю. И он мне очень бойко и обстоятельно рассказал о том, что происходило здесь в 1968 году. Поэтому те школьники и студенты, которые хотят получить знания о событиях полувековой давности, имеют возможность узнать правду», - рассказывает Александр Митрофанов.

Что же касается людей, которые были непосредственными участниками или очевидцами обсуждаемых событий, то они, по оценке собеседника Русской службы «Голоса Америки», «принадлежат к возрастной группе 60+».

«Многие из них, – продолжает журналист, – на себе почувствовали, что это такое, когда в твою страну врываются пять армий якобы союзников. И этот шок, и неприятные воспоминания о том времени эти люди пронесли через всю жизнь. Этим обстоятельством для них определилось отношение к тогдашнему Советскому Союзу и всему социалистическому строю, а для некоторых – это отношение перенеслось и на Россию, как на страну – наследницу СССР, то есть, на Россию современную. Тем более, что и сама Россия подогревает такое отношение к ней некоторыми акциями в государственных СМИ».

И в этой связи, обозреватель газеты“ Právo” упомянул недавний эпизод, когда телеканал «Звезда» опубликовал на своем сайте статью под названием «Чехословакия должна быть благодарна СССР за 1968 год: история „пражской весны“». Автор публикации написал, что ввод войск пяти стран Варшавского договора позволил предотвратить государственный переворот в СССР, поскольку демократические реформы 1968 года привели к тому, что в результате «началось разрушение чехословацкого социалистического государства».

Данная публикация совпала по времени с государственным визитом в Россию президента Чехии Милоша Земана, которого часто называют «прокремлевским политиком». После того, как чешские СМИ обратили внимание на эту статью, разозленный Земан назвал автора публикации «сумасшедшим журналистом без мозгов», а премьер-министр РФ Дмитрий Медведев официально заверил высокого гостя, что статья на сайте телеканала «Звезда» «не отражает официальной позиции» России.

Впрочем, среди старшего поколения чехов есть и такие, кому близки позиции автора скандальной публикации. «В принципе, это касается, как правило, жителей сельской местности и маленьких городов. Для них во времена “Пражской весны”, как бы, ничего и не случилось. А то, что последовало за этим, то есть – довольно сильное закручивание гаек с выбрасыванием из общественной жизни и запретом на профессии для огромного количества людей – их не коснулось. Более того, для многих из них последующие годы стали лучшими в их жизни, это был их строй, их мир, а события ноября 1989 года этот мир разрушили. Но сейчас для них есть надежда, что этот мир вернется, поскольку в нижней палате парламента большинство мест сейчас за коммунистами, пост-коммунистами и националистами», – подытоживает Александр Митрофанов.

Преемственность «Пражской весны» и крушения «социалистического лагеря»

Научный сотрудник Центра Бориса Немцова в Карловом университете Александр Морозов отмечает, что в Праге проходит довольно много мероприятий, приуроченных к событиям августа 1968 года. «Здесь в течение всего года проходит огромное количество выставок, издаются книги и альбомы, приуроченные к этой дате. Телеканалы транслируют документальные фильмы о “Пражской весне”, а на 21 августа запланирована премьера новой художественной ленты о Яне Палахе.

Мне кажется, что события 1968 года значимы для всех чехов, вне зависимости от их политических взглядов. Эти события здесь помнят, и имена людей, символизирующих то, что происходило в Чехословакии 50 лет назад – Александра Дубчека, Густава Гусака, Вацлава Гавела и других – в памяти у всех поколений чехов, включая школьников», – считает Морозов.

В то же время в самой России по замечанию эксперта, «появилось очень много ревизионистских публикаций, в которых события ХХ века по многим направлениям перетолковываются под влиянием новой кремлевской идеологии». Что же касается «Пражской весны», то на официальном уровне пока не замечено пересмотра отношений к тому, что происходило 50 лет назад. «Скорее, речь идет о неких “патриотических публицистах”, которые акцентируют внимание на якобы бытовавшей среди чехов “русофобии”. И которые пишут, что очаги сопротивления оккупации не только базировались на нелюбви чехов к русским, но и инспирировались Западом, и так далее», – продолжает эксперт.

В то же время, по мнению Морозова, чехи всегда отделяли свое отношение к русскому народу от того, что они испытывали к российским, или ранее – советским властям.

«И еще нужно учитывать, что вооруженное вторжение в Чехословакию в 1968 году не дало тех результатов, на которые рассчитывала Москва. То есть, не получилось быстро сформировать устраивавшее Кремль правительство, и есть множество работ, где показано, что с точки зрения тех результатов, которые хотел получить Брежнев, все закончилось не самым лучшим образом.

А чехи, разумеется, гордятся 1968-м годом, потому что все хорошо понимают, какое влияние оказала “Пражская весна” на судьбы всего Восточного блока и социализма. И через 20 лет, во время “бархатных революций” в Восточной Европе “Пражская весна” оставалась очень важным символом борьбы за свободу, и всегда обозначалась прямая преемственность между крушением “социалистического лагеря” в 1989 – 1991 годах и “Пражской весной”. И, конечно, это не забыто», – отмечает научный сотрудник Центра Бориса Немцова в Карловом университете.

В чем сходство внешней политики СССР и нынешней России

Упомянутый Александром Морозовым фильм «Палах» снят по сценарию Эвы Кантурковой, которая являлась спикером движения чехословацкой интеллигенции «Хартия-77». Режиссером фильма стал Роберт Седлачек, а в роли 20-летнего чешского студента Яна Палаха, совершившего 16 января 1969 года акт самосожжения на Вацлавской площади Праги, выступил актер Виктор Завадил. Своим поступком Ян Палах выразил протест не только против вторжения пяти «братских социалистических стран» в Чехословакию, но и против равнодушного, как ему казалось, отношения большинства его соотечественников к иностранной оккупации. Впоследствии именем Палаха были названы площадь в Праге и улица в Варне, его памяти посвящены песни чехословацкого барда Карела Крыла, британской рок-группы Casabian, итальянского певца и актера Франческо Гуччини, бельгийского шансонье Сальваторе Адамо.

Фильм Роберта Седлачека посвящен последним месяцам жизни Яна Палаха и показывает его учебу, жизнь в общежитии, его отношения с девушкой, студенческие поездки во Францию и Казахстан. Съемки прошли в Чехии и Австрии.

Одну из ролей в фильме сыграл исполнительный директор пражского фестиваля Kulturus Антон Литвин. «Поначалу мне предложили роль русского офицера, но я с трудом представлял себя в Праге на танке, пусть и на съемках. Поэтому мне показалось интереснее и честнее быть на стороне чехов. Я никогда не хотел иметь ничего общего с Советским Союзом, и уж тем более – с оккупацией», – рассказал Литвин в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

В результате ему досталась роль бригадира чехословацкого трудового отряда в Казахстане. Говоря о своем отношении к событиям 1968 года, Литвин отмечает, что он родился годом раньше: «Все мое детство прошло под влиянием мысли, что случилось что-то непоправимое. Мои родственники были представителями интеллигенции и из их разговоров я понимал, что произошла какая-то катастрофа. Это была и проблема нравственно-этического выбора, у многих людей тогда ломался внутренний стержень. Я вспоминаю, что тогда многие старшие знакомые болели за чехов во время чемпионатов по хоккею, и это было одной из форм внутреннего несогласия с режимом», - вспоминает он.

Делясь своими наблюдениями о настроениях в современном чешском обществе, Антон Литвин отмечает, что у людей старшего поколения отношение к тем событиям неоднозначное, тогда как молодежь настроена более радикально. «Сейчас ситуация очень похода на коммунистический путч 1948 года, в правительстве впервые за многие годы появились коммунисты. Чешское общество этим сильно обеспокоено, многие считают, что это – “рука Кремля”.

Но дело не только в этом. На самом деле, чехи серьезно подготовились к этому юбилею, здесь проходит много выставок, устраиваются инсталляции, организуются дискуссии. А я вижу своей задачей напоминать об этих событиях русским. И когда я пишу на своих страницах, что это была наша оккупация, то мне отвечают, мол, это было во времена Советского Союза, а мы к этому никакого отношения не имеем. Кроме того, это были совместные действия Варшавского договора, и так далее. Я же настаиваю на своем – это была наша оккупация, и, к сожалению, она продолжается до сих пор, только в несколько иных формах. Тем не менее, это – стратегия тогдашнего Советского Союза и нынешней России. Оккупировать, аннексировать территории, где - военной силой, где – деньгами, где – коррупцией, где – кибератаками, и прочим. С каждой страной – свои отношения. Но тем не менее, это – единственный для Кремля способ осуществления его внешней политики», – заключает исполнительный директор фестиваля Kulturus Антон Литвин.



E-mail адрес обязателен
Name is required
Редакция не несет ответственность за содержание информационных сообщений, полученных из внешних источников. Авторские материалы предлагаются без изменений или добавлений. Мнение редакции может не совпадать с мнением писателя (журналиста)
Для того, чтобы иметь возможность обсуждать публикации и оставлять комментарии Вам необходимо зарегистрироваться!
×

Ответы и обсуждения

Ещё из "Публикации":

 Всё из "Публикации"