Menu
Russian English

«Белое большинство станет меньшинством». Михаил Таратута о будущем США



Подключайтесь к Telegram-каналу NashDom.US



 Дата: 01.09.2020 04:58
Автор: Николай Нелюбин
Источник: «Фонтанки.ру»

До выборов президента США остаётся 10 недель. Съезды демократов и республиканцев официально выдвинули Джо Байдена и Дональда Трампа. Американист рассказал о подводных камнях гонки, исход которой не предрешён

Чем бы ни закончились выборы президента США, которые пройдут уже 3 ноября, ничего хорошего для России они не несут. Россия — противник США. И это единственный вопрос, по которому есть консенсус между демократами и республиканцами в парламенте страны, экономика которой диктует темп остальным экономикам планеты. Об этом в интервью «Фонтанке» после официального выдвижения Трампа и Байдена в качестве кандидатов в президенты США рассказал независимый журналист, американист Михаил Таратута. Эксперт прогнозирует войну компроматов в ближайшие недели и мрачные перспективы будущего Нового Света, где «белое большинство» рискует «стать меньшинством». Нашумевшие протесты #BlackLivesMatter — это только начало, считает многоопытный специалист по США.

 

— Михаил Анатольевич, господа Джо Байден и Дональд Трамп официально выдвинуты кандидатами в президенты США. Партийные съезды соблюли обязательные требования американской демократии. Могло быть иначе?

— Съезды отменить было невозможно. Демократы были первыми. Они придумали сделать это полностью онлайн. Республиканцы — частично: съезд без публики, только делегаты. При этом некоторые делегаты были онлайн. Конечно, такого не было ещё никогда, потому что не было никогда такой эпидемии. Но речи, в том числе зажигательные, были.

— Республиканцы проводят съезд после демократов. Это политтехнологически выгоднее или отвечать на претензии демократов — это, наоборот, хуже, чем нападать первыми?

— А какой удар демократы нанесли? Они говорили всё то, о чём они говорили 4 года. Ничего нового не прозвучало. Главные тезисы их платформы: Трамп ужасен, действующий президент ввергает Америку во мрак, ужас и хаос, всё, что есть плохого в США, — вина Трампа, но если придём мы, всё будет очень хорошо. Это всё.

— «Я буду опираться на лучших из нас, а не на худших», — сказал Байден при своём выдвижении на съезде демократов…

— Пустые красивые слова. И говорит это нам очень пожилой человек. Человек, которого покинула энергия, у которого совершенно явные когнитивные проблемы. Старческий… Проблемы старости. Он не может толком ни одной мысли закончить, если это не написано, если ему надо с ходу отвечать. Он путается. Постоянно говорит нелепости. Совершенно очевидно, что его рукой будет кто-то водить. Сам он не в состоянии. Это видно. Байден — ширма, которая прикрывает тот раздрай, который существует в его партии. Партия демократов — удивительная вещь. Партия ведь отражает интересы какой-то группы людей. В этом смысл партий. Но у демократов всё иначе. Это интересы коалиции. И интересы разновекторные. Что может быть общего в интересах финансового капитала, а это одна из групп демократов, с интересами афроамериканцев или латиноамериканцев? Или женских организаций? Не говоря уже о прогрессистах, левых демократах или социалистических демократах. Абсолютно левой публики. Левая в смысле идеологическом. Совместить всё это вместе практически невозможно. Их надежда, что объединить их всех сможет Камала Харрис (кандидат в вице-президенты от Демократической партии, сенатор от штата Калифорния. — Прим. ред.). Но, по-моему, это исключено абсолютно.

Как эти интересы будут уживаться вместе в случае победы Байдена на выборах, представить себе очень трудно. Очевидно, что если Байден всё-таки был центристом, а большая часть американского электората нацелена всё-таки на центризм, на либеральный центризм, то теперь он очень сильно полевел. Политическая конъюнктура вынудила его сильно свернуть влево. Они же написали целый левый меморандум. Левые идеи там предстают во плоти. А Харрис добавляет ещё несколько шагов влево. И если победит Байден, я не представляю, что ждёт Америку… Начнутся реформы. Налоговая для начала. Хоть Байден и обещает, что те, кто получают доход меньше 400 000 долларов год, новых налогов не получат, это только обещания. А дальше будет всё как обычно у демократов…

 

— Так это же поле Трампа? Заигрывания с простыми людьми, с их рабочими местами, медицинскими страховками, «богатые поделятся» и так далее…

— Это мы слышим и от них всю жизнь. Но только ничего не происходит. Реально демократы ничего не сделали для простых людей, малообеспеченных семей. Наоборот, политика глобализации, которую поддерживали демократы, сократила рабочие места в Америке. Они ушли в Китай и Мексику. Туда, где дешёвая рабочая сила. Трамп же вернул эти рабочие места. Не все, но большую их часть. Трамп провёл налоговую реформу. И это на самом деле создало колоссальное количество рабочих мест, рекордное за 50 лет. Речь идёт о 6 миллионах рабочих мест. Кроме того, реально увеличились доходы малообеспеченных семей, афроамериканцев в том числе. На 5–6 тысяч в год. Зачетная прибавка для малообеспеченных. И это причина, по которой, как предполагается, 10–12% афроамериканских избирателей будут голосовать за Трампа.

— Если бы не весенние протесты #BlackLivesMatter — мы бы не увидели Камиллу Харрис на олимпе?

— Почему? В движение BLM жизнь вдохнули леваки. Не случайно во всех демонстрациях и протестах, которые мы видели, абсолютно везде, от Нью-Йорка до Сиэтла, более 50% участников были белыми. Это были прогрессисты. Откуда они взялись? Казалось бы, левое движение было полностью уничтожено в период маккартизма (в 1940–1950-е общественное движение в США, характеризующееся обострением антикоммунистических настроений и преследованиями «антиамерикански настроенных граждан», идеологом считается сенатор Джозеф Маккарти. — Прим. ред.). Дискредитировано, разогнано. Очень большой удар по левым нанесла холодная война. СССР был врагом и центром левизны. Казалось, что инъекция против коммунизма была такой, что ничего подобного в Америке больше появиться было не должно. Но появилось. Движение за гражданские права в 60-е пробудило весь политический спектр. Чисто идеологически тогда и появились новые левые. Эта идеология осела в университетах, в академической среде. Это были инкубаторы. А потом они стали высокопроизводительными питомниками левизны. Уже несколько поколений вышли индоктринированные левыми «прогрессивными» идеями. Вот почему так много белых было на протестах. Эти новые леваки осели везде. В бизнесе. Особенно в Силиконовой долине. В журналистике, шоу-бизнесе, Голливуде, везде. И Америка сильно полевела с тех пор. BLM собственного идеологического багажа не имело. Вся идея была — дайте больше дотаций, льгот и привилегий чёрным. Да, мы обижены, мы за расовую справедливость. Но именно леваки вдохнули смысл. Я бы это назвал социал-марксизмом или расовым социализмом. Успех Харрис — это успешное полевение Америки. А BLM — это частный случай этого общего полевения. Идеологи левых ещё в середине 20-го века определили место белой расы. Это раковая опухоль на теле истории человечества. Это говорила Сьюзен Зондак. Это идол прогрессистов. Один из основоположников движения новых левых. Расовая идея заложена в этой индокринации. Чёрные — жертвы. Белые виноваты. Поэтому чёрным надо всё время отдавать. А чёрные воспринимали себя как жертву, которая постоянно всё требовала. Отсюда и целование обуви, и вставание на колени. Это идёт из прошлого века. 15–20 лет назад Камала Харрис не была левой, но конъюнктура сильно изменилась. Харрис меняется вместе с конъюнктурой. Как она поливала во время праймериз в демпартии своего нынешнего босса Байдена! А сейчас они не разлей вода. Тут о принципиальности политиков речь не идёт вообще.

— Экономист Андрей Илларионов в начале лета называл кампанию BLM «новой гражданской войной» и намекал, что в случае победы престарелого Байдена США могут получить нового чёрного президента раньше срока. И вот мы видим Харрис в роли первого зама кандидата в президенты от демпартии…

— Я не думаю, что это произойдёт непременно. Там хуже другая история. Все те погромы и грабежи, крушения памятников — это лишь внешняя сторона другого явления. Культурной революции, которую пытаются осуществить левые в США. В этом вся проблема. Расовая идея — не единственная идея прогрессистов. Главная их идея — разрушение капитализма, который «абсолютно загнил». Если посмотреть результаты по запросу Александрия Окасио-Кортес (член палаты представителей от демпартии. — Прим. ред.), прогрессистки, то вы узнаете, что Америка и капитализм сгнили, надо всё менять. Что строить вместо, точно непонятно, но что-то светлое и хорошее.

Кстати, война с теми же памятниками — очень интересное явление. Это всё как бы под лозунгом борьбы с расизмом, но идея глубже. Любая культурная революция требует смены символики, смены идеологии. Будь то Китай или Россия. Нужна символика утверждения власти. Памятники принимают первый удар. В России это была церковь как основа русской идентичности. Но чаще это именно памятники. Возьмите тот же запрещённый ИГИЛ, который рушил Пальмиру.

 

— И всё же. Вы сами сказали, что Байден плох. Лучше будет вряд ли. А Харрис бодра и полна сил. В случае чего именно вице-президент — новый лидер государства…

— Дело в том, что Харрис — политик. Она будет менять окраску по мере изменения политической конъюнктуры. Если начнутся серьёзные преобразования, мы наверняка увидим, что белое большинство перестанет молчать. А сейчас оно молчит. «Молчаливое большинство» его называют. Оно перестанет молчать, поднимется обратная волна. И Харрис это увидит. Конечно, она остановится в своей левизне, чтобы не допустить реальную гражданскую войну. Если идти слишком далеко, перегнуть пружину, то она может и лопнуть. Думаю, что Харрис увидит, где проходит красная черта, и не перейдёт её. Она может стать лидером государства, если Байден уйдёт раньше времени. Например, он через год-другой уходит в отставку или его уходят, тогда Харрис должна завершить эту президентскую каденцию. Хорошо. Она завершит. Но если расстановка сил в Конгрессе сохраняется такая, как сейчас, то никаких новых законов провести не удастся демократам. Сенат просто не пропустит инициативы демократов из Палаты представителей. Патовая будет ситуация. Но если и Конгресс будет под демократами, тогда преобразования могут начаться. Белые всё-таки большинство. И сейчас многие неопределившиеся будут голосовать скорее за Трампа. И это отнюдь не только белые. Потому что очень уж всех напугал этот самый BLM со своим насилием, грабежами и поджогами.

— То есть американцы осознали, что за разжиганием протестных настроений весной стояли демократы? Или это не заметно по рейтингам?

— Рейтинги вообще я бы не стал рассматривать всерьёз. Вспомните 2016 год. Рейтинги тогда показывали безусловную победу Хиллари Клинтон. Даже Трамп был удивлён своей победой! Сегодня же в решающих штатах Трамп и Байден идут просто ноздря в ноздрю. Разрыв в 1% — статистическая погрешность. По стране в целом разрыв тоже несколько процентных пунктов. Да, в пользу Байдена, но это не так важно. Исход выборов на самом деле решают 5–6 штатов. Это Висконсин, Мичиган, Флорида и другие. Именно эти штаты могут проголосовать как за Трампа, так и за Байдена. Неопределившихся избирателей в США — 20–25%. Это очень серьёзная цифра. Как они проголосуют — большой вопрос.


— Съезд республиканцев, как и съезд демократов, подарил нам кандидата в вице-президенты. У Трампа это ныне действующий вице-президент Майк Пенс. Для вас это логичный выбор?

— Что тут можно вообще сказать (улыбается)? На мой взгляд, Пенс абсолютно бесцветен. Это вообще роль вице-президента. Как правило, они находятся в тени и поддерживают инициативы босса.