E-mail адрес обязателен
Name is required



 


Автор "Сталингулага": Я не понимаю, почему должен уезжать из России



Дата: 06/07/2019 04:54

Твидовый пиджак поверх черной водолазки, синие джинсы и белые кеды с фигурками дизайнера Карла Лагерфельда. В стиле 27-летнему Александру Горбунову не откажешь. Еще он любит вкусную еду, хорошее вино и интересные книги. Единственное, что отличает его от обычного московского парня, - это инвалидная коляска с прикрепленным к ней красным айфоном. У Александра спинальная мышечная атрофия - генетическое заболевание, поражающее нервную систему. Однако жизнь Горбунова разительно отличается от жизни большинства российских инвалидов. Зарабатывая трейдингом, он может позволить себе не только модную одежду и поход в ресторан, но и нескольких помощников и личного водителя.

Все заговорили о нем в начале мая, когда Александр публично признался, что он - автор одного из самых популярных в России Telegram-каналов "Сталингулаг". Сегодня у этого канала, в котором Горбунов пишет критические и часто ироничные посты о российской власти и российской действительности, более 370 тысяч подписчиков. На одноименный аккаунт Александра в Twitter подписано более миллиона человек.

Месяц назад к его родителям в родной Махачкале пришла полиция, заявив, что их сына подозревают в телефонном терроризме. А в пятницу, 31 мая, они получили письмо из Главного управления МВД РФ. В нем говорится, что по факту обращения самого Горбунова проведена проверка, материалы которой переданы в центр по борьбе с экстремизмом. "Я никогда не писал и не обращался ни в какие органы", - написал Александр в Telegram.

Корреспондент DW встретилась с Александром в Праге, куда он приехал на форум Пражского гражданского центра Unlock 2019, посвященный использованию новых технологий для расширения возможностей гражданского общества. В большом интервью он рассказал о том, как его Telegram-канал стал популярным и как ему живется под пристальным вниманием СМИ.

DW: Вы долго вели канал в Telegram анонимно. Что заставило вас выйти из тени и признаться, что вы и есть автор "Сталингулага"?

Скриншот аккаунта Сталингулаг в Twitter

Александр Горбунов: Когда к моим родным пришла полиция, им сказали, что меня разыскивают по подозрению в телефонном терроризме. А когда в Дагестане, где я родился и где живут мои родители, говорят, что кого-то обвинили в терроризме, это звучит как смертный приговор, поскольку нужно учитывать специфику этого региона. Конечно, я испугался за своих близких и понял, что придать это дело огласке - это пусть и призрачная, но все-таки какая-то надежда на спасение. Я понял, что нужно публично рассказать, как все есть на самом деле.

- Вы связываете приход полиции к вашим родителям с тем, что вы пишете в Telegram?

- Да, потому что больше не с чем. Моим родителям сказали, что я якобы позвонил со своего номера и сообщил, что заминирован аэропорт в Москве. На вопрос, с какого номера был сделан звонок, им ответили, что номер не определился, а определился только адрес. А на вопрос, почему адрес определился, а номер нет, полицейские ничего внятного не ответили.

- Вы опасаетесь за свою жизнь и жизнь близких? Вам поступают угрозы?

- Угрозы мне поступали очень давно, и они поступают всегда. Я уже привык и не обращаю на них внимания, поскольку они все анонимные. Это могут быть какие-то тролли, поэтому я к этому серьезно не отношусь. Естественно, учитывая ситуацию в стране и то, как власть относится к тем, кто ее критикует, я, как любой нормальный человек, опасаюсь за своих близких и за себя. Хотя я понимаю, что не делаю ничего плохого. Я не преступник, я никого не обманывал, ни у кого не воровал. Почему я должен бояться только потому, что я говорю, что хочу, чтобы в моей стране был справедливый суд, чтобы в моей стране была свобода слова, чтобы в моей стране было честное следствие? Я не считаю, что эти слова являются преступлением.

- Как и почему вы решили создать канал в Telegram?

- Сначала в 2009 году я завел аккаунт в Twitter и даже сначала вел его под своим настоящим именем. Я просто писал обо всем: о книгах, которые прочел, о сериалах, которые посмотрел, о событиях из жизни. А потом, в 2011 году, начались протесты. Я всегда был политизированным подростком, мне нравилось следить за политикой. Эта тема меня тогда особенно захватила, и я сконцентрировался на ней. Я писал о протестах и видел очень серьезную обратную реакцию:  люди меня то хвалили, то критиковали. Размер публикаций в Twitter тогда был ограничен 140 символами, и когда у меня появилась потребность развернуто высказаться на какую-то тему, выбор пал на Telegram, потому что альтернатив ему не было и нет. Есть социальная сеть "В контакте", но она активно сотрудничает с властями. Тысячи уголовных дел было открыто из-за постов в этой соцсети. Поэтому писать там равносильно тому, чтобы просто пойти в ближайший отдел полиции и написать чистосердечное признание в экстремизме. А у Telegram жесткая позиция по сотрудничеству с властями, поэтому это единственная площадка, где можно писать.

 

- Как вы решаете, о чем написать в Telegram?

- "Сталингулаг" никогда не был и не является каким-то проектом. Я никогда не строил никакой редакционной политики в том плане, что сегодня я пишу об одном, а завтра о другом. Я просто открываю новости, выхожу на улицу, сталкиваюсь с какой-то ситуацией и пишу об этом пост.

- Как вы поняли, что ваш канал стал популярным?

- На самом деле я до сих пор не осознаю, что он популярен, поскольку это постепенный процесс. Не было такого, что я проснулся и увидел цифру в 377 тысяч подписчиков. Их число росло постепенно. Я понял, что меня читают, когда мои друзья и знакомые, которые не знали, что "Сталингулаг" - это я, отправляли мне в мессенджере ссылки на мои же посты и писали: "Почитай, как хорошо пишут".

-  Чем вы можете объяснить такую популярность канала "Сталингулаг"?

- Честно говоря, не знаю, чем вызвана эта популярность и интерес ко мне. Могу только предположить. Мне пишут люди разных профессий, разного возраста, живущие в разных регионах России и Европы. Сообщения все разные, но посыл у всех один: ты пишешь то, о чем мы думаем, ты пишешь тем языком, на котором мы разговариваем со своими друзьями. Это то, чего мы не можем увидеть в традиционных СМИ, то, чего нет на телевидении и в газетах. Скорее всего, популярность канала связана с тем, что у меня нет менторского тона, я не пытаюсь заниматься нравоучениями, как это делают публицисты в своих колонках. Если я чего-то не знаю, я об этом прямо пишу и советуюсь с читателями. Иногда выходит диалог.

- Кстати, о языке, на котором вы пишете. Ваш образ интеллигентного интеллектуала в реальной жизни - полная противоположность стилю ваших постов в Telegram и Twitter. Там вы пишете простым языком, часто используете нецензурную лексику. Почему вы выбрали такой стиль?

- На самом деле я не вижу больших отличий. Я употребляю нецензурную лексику и в обычной жизни. Просто для некоторых вещей, которые происходят вокруг, невозможно подобрать эвфемизма. Если что-то действительно плохо, это нельзя назвать по-другому. Я считаю, что нецензурная лексика необходима особенно сейчас, в тот момент, когда государство в России начало очень сильно вмешиваться в личную жизнь гражданина. Вначале они вмешивались только в демократические процедуры, а потом начали вмешиваться и в личную жизнь конкретного человека, начали диктовать, как человек должен жить, о чем должен думать. Я не понимаю, почему они должны мне диктовать, на каком языке мне говорить.

- Как вы относитесь к неожиданно свалившейся на вас известности?

- Я ко многим вещам в жизни привык относиться как к данности. Есть такие ситуации, которые невозможно изменить. С ними нужно просто смириться и с ними нужно жить. Я привыкаю жить в той ситуации, в которой оказался. Многие подходят на улице, здороваются, желают чего-то хорошего. Я благодарю за это.

 

- А как к этому относятся ваши близкие?

- Спокойно. Они, конечно, переживают за меня, поскольку знают, что́ в нашей стране происходит с теми, кто пытается чему-то противостоять. Но в целом меня все поддерживают.

- У вас не возникало мысли уехать из России? Павел Дуров (создатель мессенджера Telegram. - Ред.) даже предлагал вам помощь с переездом.

- Да, предлагал. Но я не хочу уезжать из России, потому что не считаю, что делаю что-то плохое. Если какие-то из моих сегодняшних текстов попадают под абсурдные законы об оскорблении власти, то это не мои проблемы, это проблемы этой власти. Мы знаем из истории, что многие государства в разные периоды принимали чудовищные законы. Это не значит, что эти законы справедливы. Поэтому я не считаю себя никаким преступником. Я люблю свою страну, я в ней родился, в ней родились все мои предки, и я не пойму, почему должен уезжать.

- Алексей Навальный назвал вас главным политическим колумнистом страны. Что вы на это скажете?

- Конечно, приятно, что Алексей меня читает. Но я бы не стал все приписывать моему умению писать. Это, скорее, оценка российской публицистики и журналистики в целом. Все знают, как работают федеральные СМИ, а публицисты, которых у нас принято считать независимыми или либеральными, чаще всего пишут не для людей, а для себя и своих коллег. Их колонки напоминают перемигивание друг с другом, и человек, который живет, скажем, в Саратове или даже в Московской области, не понимает этого. Поэтому "Сталингулаг" - это не моя заслуга, а просто отсутствие у нас в стране публицистики, которая затрагивала бы проблемы простых людей.




Редакция не несет ответственность за содержание информационных сообщений, полученных из внешних источников. Авторские материалы предлагаются без изменений или добавлений. Мнение редакции может не совпадать с мнением писателя (журналиста)
Для того, чтобы иметь возможность обсуждать публикации и оставлять комментарии Вам необходимо зарегистрироваться!
×

Ответы и обсуждения

Ещё из "Публикации":

 Всё из "Публикации"