E-mail адрес обязателен
Name is required



 


"Мы были подругами и любовницами". Робин Кроуфорд рассказала об отношениях с Уитни Хьюстон



Дата: 11/18/2019 03:13

Робин Кроуфорд была с детства лучшей подругой певицы Уитни Хьюстон, позднее став ее ассистенткой и импресарио. Некоторое время они состояли в романтических отношениях.

Многие годы их отношения были предметом слухов и домыслов. Два фильма о жизни певицы - "Уитни: Могу я быть собой?" и одобренного родственниками Хьюстон "Уитни" - изрядно поворошили историю их отношений, намекнув, что Кроуфорд была единственной настоящей любовью Уитни.

Робин Кроуфорд неизменно отказывалась говорить о своих отношениях с певицей, и в этих фильмах использовались архивные съемки. Однако после массы предположений по поводу характера их отношений, Кроуфорд решила поделиться своей версией.

"Почему именно сейчас?" - задает она себе вопрос во вступлении к своим воспоминаниям, недавно вышедшим в свет и озаглавленным "Песня для тебя".

"Поверьте, я приложила все усилия, чтобы оставаться в тени, но теперь я полагаю, что это мой долг - защитить честь моей подруги и разъяснить многие неточности по поводу меня и того, кем была Уитни", - пишет она.

В книге Кроуфорд впервые подтвердила свою романтическую связь с Хьюстон, которая началась, когда обе они еще были подростками, и продолжалась два года.

"Дело было не только в физической близости, - подчеркивает она в книге. - Мы могли доверять друг другу свои секреты, чувства и все самое сокровенное. Мы были подругами, любовницами. Мы были всем друг для друга. Мы не влюбились. Мы просто были. Были друг у друга. Мы были единым целым".

В Диснейленде с музыкальным директором Джоном Симмонсом в 1989 годуПравообладатель иллюстрацииROBYN CRAWFORD/PENGUIN RANDOM HOUSE
Image captionВ Диснейленде с музыкальным директором Джоном Симмонсом в 1989 году

Хьюстон разорвала их связь, как только подписала контракт на запись альбома, и тогда же вручила Кроуфорд Библию, сказав, что боится огласки их отношений.

При этом Кроуфорд осталась другом и опорой певицы. В книге она откровенно описывает то, как они вместе принимали наркотики и как она беспомощно наблюдала за тем, как ее лучшая подруга скатывается в бездну зависимости.

"Невзирая на все те правила, которые мы вместе разработали, чтобы ответственно относиться к увлечению наркотиками, она их постоянно нарушала", - говорит Кроуфорд.

К тому моменту, когда в 2000 году Робин Кроуфорд ушла из команды Уитни, певица уже дошла до того, что отменяла выступления и пропускала студийные сессии. Робин подозревала, что Уитни также подвергалась насилию со стороны своего мужа Бобби Брауна.

История самой Робин Кроуфорд ненамного более радостная: ее воспитала мать-одиночка, которая ушла от мужа из-за домашнего насилия. Двое ее близких родственников умерли от СПИДа у нее на руках.

Тем не менее ее мемуары не беспросветны. После того, как она выпала из орбиты Уитни, Робин медленно выстроила заново свою жизнь и сейчас живет в счастливом браке и воспитывает двух приемных детей.

Она была журналистом, брала интервью у таких известных актрис, как Джессика Бил и Кристен Белл, а сейчас работает инструктором по фитнесу.

Цель ее мемуаров - затушевать в общественной памяти трагическую смерть Уитни, утонувшей в 2012 году в собственной ванне накануне церемонии награждения "Грэмми", и напомнить миру, что она была великодушной, бескорыстной, смешной и феноменально талантливой.

"Я хочу возвысить ее. Я хочу поместить ее на пьедестал, чтобы она могла блистать своим творческим наследием", - так пояснила Кроуфорд в интервью Би-би-си причину появления своих мемуаров.

Кроуфорд и ХьюстонПравообладатель иллюстрацииROBYN CRAWFORD/PENGUIN RANDOM HOUSE
Image captionСвязь Кроуфорд и Хьюстон продолжалась два года

Би-би-си: Каково вам было вспоминать все это?

Робин Кроуфорд: Последние два с половиной года я провела, переживая вновь и вновь, что происходило в 1980-е и 90-е - до такой степени, что мой сын однажды заметил: "Я буду счастлив, когда мама, наконец, закончит свою книжку и снова со мной поиграет".

Написание книги вызвало у меня шквал эмоций. Начало книги, когда мы были такие восторженные, бесстрашные, в ожидании приключений; затем эти дикие годы, когда мы шли ко всем тем целям, о которых столько говорили; потом моя собственная семья и все трудности, которые в ней возникали.

Так что там были и слезы радости, и слезы грусти, когда нервы на пределе.

Би-би-си: Каково было слушать пение Уитни в обыденной жизни, дома или в машине?

 

Р.К.: Я это называла "предконцерт"! У нас был этот дом в Нью-Джерси, и в гостиной был купол. Она шла туда и просто пела - госпелы, джаз, Эл Джерро - что угодно, что ей в тот момент хотелось, потому что акустика там была потрясающая.

Помню, как однажды вечером она в этой комнате запела Fly Me To The Moon и настолько легко, воздушно - как будто она действительно летела.

Кроуфорд
Image captionКроуфорд работала ассистенткой и импрессарио Хьюстон

Би-би-си: Людям интересно узнать о ваших романтических отношениях с Уитни. Вы описываете их очень трогательно и нежно, но в то же время - не как что-то из ряда вон выходящее. Вы пишете, что вы "никогда не вешали ярлыков" по этому поводу.

Р.К.: Люди это определяют как "отношения", но мы просто познакомились и подружились, совпали друг с другом. Наша дружба выросла на том, что мы были открыты и честны друг с другом по поводу всего на свете. Она сказала мне, что собирается подписать контракт [со звукозаписывающей компанией] и потом возьмет меня с собой по всему миру. И у нас всегда была очень тесная, на физическом уровне, любовь-дружба помимо собственно нашей дружбы. Это была любовь, очень открытая и честная.

Би-би-си: Уитни порвала эту связь вскоре после подписания контракта, сказав вам, что "это усложнит совместный путь". Трудно было оставить все эти чувства и просто оставаться друзьями?

 

Р.К.: Мы и были подругами, мы очень хорошо знали друг друга. Мы всегда держали в голове главную цель, и ничто не могло этому помешать. Уитни считала, что если люди узнают о наших отношениях, то они используют это против нас. Это же были 80-е. Ты был или таким, или сяким. А к женщинам относились так, что они враги, не товарищи. Так что это было непросто, да и мы были еще молодые совсем. Мы были молодыми и бесстрашными.

Би-би-си: В каком-то смысле, вы защищали друг друга.

Р.К.: Это было очень важно. Уитни сказала: "Я хочу, чтобы ты была рядом. Ты знаешь меня. Ты меня знала еще до того, как мы добились того, чего хотели". Так что мы были командой. Она знала меня и доверяла мне.

Би-би-си: Меня поразила [описанная в книге] первая встреча вашей матери с Уитни и ее слова: "Ты похожа на ангела, но я знаю, что это не так". И тогда же, несколько дней спустя, Уитни в первый раз дает вам попробовать марихуану.

Р.К.: Моя мама ее раскусила! От Уитни исходило это ангельское свечение, а потом она достала из нагрудного кармана самокрутку, как бы говоря: "И этим я увлекаюсь, понятно?"

Би-би-си: Вы часто вместе принимали наркотики, но в конце концов вы пытались убедить ее бросить эту привычку. Она хоть когда-нибудь пыталась это сделать по-настоящему?

Р.К.: Мы никогда не думали, что кокаин - это что-то хорошее, и поначалу она говорила мне: "Так продолжаться не может". Так что я совершенно уверена в том, что Уитни знала, что ей нужна помощь, и она хотела к ней прибегнуть. Я пишу об этом в книге, о том, что она звонила одному человеку и просила помочь.

Би-би-си: Да, это было в 2001 году - она звонила врачу, чтобы обсудить, как ей пройти курс лечения от наркозависимости.

 

Р.К.: Да, доктору Ричарду Франсису. Она сама ему позвонила. И она тогда сказала, что не собирается умирать. Она хочет жить. Она так действительно думала.

Уитни Хьюстон и Бобби БраунПравообладатель иллюстрацииGETTY IMAGES
Image captionНа свадьбе Хьюстон и Бобби Брауна в 1992 году Кроуфорд была свидетельницей

Би-би-си: Но публика считает, что все повернулось в худшую сторону, когда в ее жизни появился Бобби Браун. Это было как бы водоразделом - как в ее жизни, так и в карьере.

 

 

Р.К.: Я думаю, что такое впечатление сложилось, потому что об их отношениях постоянно писали все крупные таблоиды, именно поэтому все это было раздуто в общественном сознании.

Би-би-си: Но вы согласны с этим?

Р.К.: Я тогда все еще была в команде. И там, конечно, было много "отвлекающих моментов", скажем так. Но Уитни по-прежнему работала и много достигла в то время. То есть, у нее были киносъемки….

Би-би-си: Пока она была с Бобби, она снялась в фильмах "Телохранитель" и "В ожидании выдоха".

Р.К.: Да. Но я хочу сказать, что тогда она была совершенно без сил.

Би-би-си: Это также справедливо и в отношении вас. В то время, когда вы работали с Уитни, вы еще ухаживали за двумя заболевшими СПИДом родственниками. У вас оставалось время на себя?

Р.К.: Нет, тебя нет, ты перестаешь существовать… Я реально просто не помнила, кто я. Поэтому, когда все это закончилось, мне пришлось открывать себя заново - я пишу об этом в книге.

Робин и ЛизаПравообладатель иллюстрацииROBYN CRAWFORD/PENGUIN RANDOM HOUSE
Image captionРобин познакомилась со своей будущей женой на съемках фильма "Телохранитель"

Би-би-си: Лиза Хинтельманн, ваша супруга, сказала, что не сможет вступить с вами в отношения, если вы не согласитесь пройти курс психотерапии. Это звучит как очень здравый подход.

Р.К.: О да. Лиза - это мой кремень. Она сказала мне, что я ей небезразлична и что она меня любит, но я сама должна себе помочь.

Она дала мне приют, место, где я могла укрыться, потому что когда ты переживаешь такие события, тебе хочется остаться в одиночестве. Это было тяжелое время для меня, но она мне не мешала; она дала мне время, чтобы я снова воспряла духом и стала выкарабкиваться.

Би-би-си: Вы сознательно ушли из шоу-бизнеса и начали работать в теннисном клубе и на ферме, где собирали фрукты и овощи? Каково это было?

 

 

Р.К.: Сидеть в приемной теннисного клуба - это было не для меня. Но на ферме мне нравилось. Меня там никто не знал, и я все время была на воздухе. Я провела там целое лето и собрала много спаржи. Я до сих пор обожаю спаржу!

Би-би-си: Незадолго до смерти Уитни вы раздали некоторые безделушки, связанные с тем временем, когда вы были вместе. Интересно, что вы отдали, а что решили оставить себе?

Р.К.: Я подарила много золотых и платиновых дисков Академии исполнительских искусств имени Уитни Хьюстон, то есть той спецшколе, которую она посещала. Но я сохранила табличку в память о ее выступлении на Суперкубке [когда Уитни исполнила американский гимн] и ее первый сингл You Give Good Love. И еще я сохранила письма со всех концов земли, от глав государств, таких как Нельсон Мандела. Оставила себе все свои дневники, которые я вела во время турне, разные записки. И еще ту Библию, которую мне подарила Уитни, я тоже оставила себе.

Би-би-си: Вы все еще слушаете ее песни?

 

 

Р.К.: После того как я ушла из ее компании, я некоторое время ее не слушала. А потом я вдруг услышала Exhale, которая была любимой песней моей мамы. И потом я поставила своей дочери The Greatest Love Of All, ей очень понравилось. Я даже потом застала ее в ее комнате, она через Алексу (голосовой помощник Amazon - прим. Би-би-си) слушала ее. И совсем недавно я прослушала пару своих любимых песен, в том числе Preacher's Wife.




Редакция не несет ответственность за содержание информационных сообщений, полученных из внешних источников. Авторские материалы предлагаются без изменений или добавлений. Мнение редакции может не совпадать с мнением писателя (журналиста)
Для того, чтобы иметь возможность обсуждать публикации и оставлять комментарии Вам необходимо зарегистрироваться!
×

Ответы и обсуждения

Ещё из "Культура":

 Всё из "Культура"