Menu
Russian English

Катрин Денев: В каждое мгновение жизни меня сопровождают духи…



Подключайтесь к Telegram-каналу NashDom.US



 Дата: 17.06.2019 11:25
Автор: Елена Прокофьева
 

«Аромат — это миг счастья, к которому мы всегда возвращаемся и стремимся всю жизнь. Нет женщин, не любящих духи, есть женщины, не нашедшие свой запах», — сказала Катрин Денев в одном из многочисленных интервью, посвященных ее парфюмерным пристрастиям.

 

Мало кто из знаменитых актрис так много и подробно говорит о своей любви к духам, но Катрин обожает парфюмерию, она создает с ее помощью настроение на каждый день – и вдохновение для ролей.

 

А ведь когда-то юная, но уже знаменитая Денев считала, что у женщины должны быть только одни духи. Ее аромат, по которому ее всегда узнают.

Ее первыми «взрослыми» духами были «L’Heure Bleue» Guerlain: меланхоличные, как одинокий вечер в прекрасном Париже, как улыбка сквозь слезы. Благоухающие фиалкой и гелиотропом, с вечерней росой на лепестках и скрытой сладостью ванили, которая проявляется только тогда, когда духи согреваются на коже. Но главная нота в «L’Heure Bleue», которую всегда любила Катрин, был аромат ирисов.

(Примечание от Aleksandr88: «L’Heure Bleue» Guerlain  - это практически копия духов  "Красная Москва" (неотличимы для непрофессионала), но менее стойкие и с некоторыми нюансами -  присутствует легкая герленовская пудровость, холодный голубой ветерок от реки к концу раскрытия и намек на миндаль на старте)

Она с детства обожала эти цветы. В интервью она признавалась в любви к розам и магнолии, к флердоранжу и цветам лимонного дерева, и все же ирис был для нее на первом месте.

Она подолгу могла любоваться красотой ирисов и вдыхать их прозрачный, влажный аромат, разный - у разных сортов. На вопрос, какой цветок она назвала бы главным в своей жизни, Катрин всегда отвечает: ирис.

«Ирис. Есть действительно необычные ирисы: форма лепестков, цвет, аромат, в котором можно почувствовать тысячи оттенков... Лепестки ирисов похожи на крылья, иногда они сверкают, словно осыпанные бриллиантами, иногда напоминают гладкостью атлас, а иногда они почти бархатные...»

 

В любви к «L’Heure Bleue» признавалась и другая прекрасная европейская актриса, Роми Шнайдер, и тоже в период, когда она переживала крушение своей любви.

Сердце Роми Шнайдер разбил Ален Делон.
Сердце Катрин Денев разбил Роже Вадим.

Согласно его воспоминаниям, Катрин не было и восемнадцати, когда они встретились.

 

«Танцевали две девушки.

Одна – очень самоуверенная, сознающая, что привлекает всеобщее внимание, другая – слегка растерянная, но и задорная одновременно.

Первую звали Франсуаза Дорлеак. Это была молодая и уже известная актриса, которую критики называли французской Кэтрин Хепберн. Другую, на два года моложе, темноволосую, довольно коротко стриженную, звали Катрин Дорлеак. Но глаза всех мужчин были прикованы к обворожительной Франсуазе. Меня же, наверное одного, заинтересовала ее сестра, малышка Катрин.

Когда сестры покинули площадку, произошло нечто странное. Элегантная, красивая, расточавшая улыбки Франсуаза ничуть не изменилась. А вот еще только что такая раскованная Катрин невольно наводила на мысль об улитке, забравшейся в свою раковину. Взгляды, направленные на ее сестру, проходили через нее, как свет проникает через стекло. Подобная метаморфоза заворожила меня. Я один находил ее более красивой, чем сестра. Не пройдет и десяти лет, как пресса присвоит ей титул самой красивой женщины мира.

Мне же не понадобились ни ее успехи в кино, ни фотографии, рассылаемые по всему миру фирмой «Шанель», для того, чтобы понять, что этот маленький носик, холодный, но напряженный взгляд, тонко очерченный, классической формы рот – все это приметы романтической красоты.

Слава, шарм и ум, присущие Франсуазе Дорлеак, отбрасывали своего рода тень на это еще не созревшее чудо. Сама Катрин не считала себя красивой, восхищалась сестрой, обожала и уважала ее, не испытывая никакой ревности. Ее темперамент прорывался лишь изредка, в чем я только что убедился на танцплощадке».

 

Катрин была средней из трех дочерей в актерской семье Мориса Дорлеака (его настоящая фамилия была Теньяк) и Рене Симоно (ее настоящая фамилия была Денев). Чаще всего именно средним детям в семье достается меньше всего внимания. А Катрин была еще и застенчивой, замкнутой, неуверенной в себе.

Ей требовалось больше ласки, чем она получала. Но родителей, воспитывавших еще и дочь Рене Симоно от первого брака – Даниэль – не хватало на то, чтобы вглядеться в каждую из четверых девочек, уделить каждой именно столько времени, сколько ей было надо, и возможно, дать Катрин больше, чем ее сестрам… Тем более, что родители ее просто не понимали. С остальными дочерьми было проще. Они не скрывали своих чувств: радости и обиды, любопытства и гнева. Катрин же свои чувства выражала слишком сдержанно даже в детстве.

Морис Дорлеак, когда Катрин уже прославилась и к нему пришли за интервью, как к отцу знаменитой актрисы, сказал:

 

«Я никогда не знал, о чем она думает. Мне нечего сказать о ней, хоть она и моя дочь».

 

Будущей звездой в семье считалась Франсуаза. Актрисами стали все четыре девочки, но Франсуаза…

Она воплощала тот самый обожаемый французами типаж: прехорошенькая, но не совершенная красавица, к которой не подступишься; грациозная, кокетливая и пикантная; с огнем и тайной во взоре, с улыбкой, затаившейся в уголках губ.

И она очень хотела стать великой актрисой. Соблюдала диету, не курила и не пила, чтобы сохранить изящество и природную свежесть, и упрямо шла к своей мечте. Катрин во всем была ей противоположностью: ни о чем особенно не мечтала, ела все, что хочется, рано начала курить, и всегда выпивала на вечеринках – это помогало ей немного расслабиться и стать слегка общительнее. И все равно она казалась слишком холодной и замкнутой.

Однако Роже Вадиму – урожденному Вадиму Игоревичу Племянникову – вполне успешному режиссеру, прозванному «зажигателем звезд», потому что он открыл миру Бриджит Бардо (и она была его женой) и некогда популярную красавицу Аннет Стройберг (и она тоже была его женой, и родила ему дочь Натали), тридцатидвухлетнему Роже Вадиму, знаменитому на всю Францию ловеласу, Катрин показалась прежде всего красавицей с невероятным потенциалом, из которой может получиться новая кинозвезда, и только во вторую очередь – женщиной, которой он хочет обладать.

А что думала Катрин, когда начинался ее роман с Вадимом?

 

«Ни о какой карьере я тогда не думала. Мечтала, как, наверное, и все девочки на свете, о принце…»

 

Роже Вадим соблазнил ее легко: она была готова к любви, мечтала о любви, как о чуде. А он был так опытен. И к тому же – очень привлекателен.

В интервью журналу «Marie Claire», в мае 1963 года, на вопрос: «Что вас больше всего привлекло в Вадиме?», — Катрин ответила:

 

«Его обаяние. Вот что больше всего нравится женщинам. Что-то неуловимое, что возникает, когда он улыбается, звук его голоса, ум… Шарм не зависит ни от красоты, ни от молодости. Мне представляется, что именно в этом истинная привлекательность мужчины».

 

В начале их отношений Катрин могла встречаться с Вадимом всего два раза в неделю и непременно возвращалась домой до полуночи. Потом она к нему переехала. Он был уже в разводе с Аннет Стройберг, но их дочь Натали осталась жить с отцом. Вадим обожал ребенка. Катрин заботилась о девочке: она всегда безупречно исполняла все, что – как она считала – должна делать. Но она тоже хотела родить от него. Их общего ребенка. Видимо, Катрин казалось, что он свяжет их с Вадимом крепче любых клятв и они станут настоящей семьей.

Вадим восхищался своей юной подругой:

 

«Не разоряясь на дорогих портных (на это у нас не было средств), она выработала свой собственный стиль одежды.

Перед тем как куда-то пойти, Катрин подолгу занималась прической и макияжем. Дома и среди друзей она чувствовала себя совершенно раскованной.

Катрин прекрасно заботилась о Натали, решительно держала руку на нашем кошельке и проявляла строгость с прислугой и гувернанткой. Подчас сама готовила еду, но никак не походила на синий чулок.

Перед посторонними она в любых обстоятельствах неизменно появлялась уравновешенной и умеющей владеть собой».

 

А Катрин относилась к нему не только как к любимому, но и как к учителю:

 

«Я ничего не делаю без ведома Вадима, не выслушав его совета. Особенно в части моды. Он внушил мне любовь к таким цветам, как белый, черный, розовый и бежевый, к прямым юбкам и натуральному шелку».

 

Она похудела. Перекрасилась в блондинку. Снималась в кино, в том числе и у Роже Вадима. Он снимал всех своих жен. Но с Катрин он совершил ошибку. Роже Вадим пытался сделать из нее вторую Бриджит Бардо, этакую откровенно-сексуальную куколку, кокетливо надувающую губки, встряхивающую волосами и завлекательно повиливающую бедрами. У Катрин не получалось. Вадим кричал ей: «Я не могу объяснить тебе, как отличить бриллиант от стекляшки!»

Под стекляшкой он имел в виду ее, Катрин. Этого она никогда не забыла и не простила.

Ее первые фильмы действительно не имели успеха… И хотя Катрин раз за разом испытывала разочарование, она надеялась, что обретет истинное счастье в семейной жизни.

Они собирались пожениться на Таити. Катрин купила себе новые туфли на высоких каблуках, по мнению Вадима, совершенно не подходящие для прогулок по рифам, а по ее мнению – идеальные для свадьбы. Но свадьба не состоялась. Аннет пригрозила, что заберет Натали – и Вадим отказался жениться на Катрин.

Да, для юной девушки, грезившей свадьбой и верившей, что вот эта ее первая любовь и станет единственной, что этот мужчина послан ей судьбой, навсегда, — для Катрин отказ Роже Вадима от свадьбы был тяжелым ударом. Но внешне казалось, что она смирилась. Они продолжали жить вместе и иногда даже казалось, что Катрин и Вадим – счастливая пара, ведь «малышка Денев» безупречно скрывала свои чувства.

В 1963 году Катрин родила своего первенца, Кристиана. Вадим радовался рождению сына, но не предложил ей руку и сердце. Он предал ее один раз и продолжал предавать своим безразличием к ее чувствам. Он принимал, как должное, совместную жизнь вне брака.

А между тем Катрин осознала, что жизнь с Вадимом для нее унизительна, еще когда была беременна Кристианом. Что лучше быть одной, чем с тем, кто тебя не уважает – и даже не способен запомнить, какого цвета розы ты любишь! А для нее это было важно… И пришел момент – Роже Вадим так и не понял, почему именно тогда! — Катрин просто собрала вещи, забрала Кристиана и переехала жить к сестре Франсуазе.

Она спокойно объясняла журналистам их разрыв:

 

«Любовь для меня важнее славы, а счастье важнее успеха. Передо мной отчетливо встала дилемма. Когда я приняла решение родить ребенка, я уже знала, что мы расстанемся с Роже, но это не имело никакого значения. Мне важен был Вадим не как муж, но как отец будущего ребенка. После долгих раздумий я решилась. И могу сказать, что счастлива. Я мать, а мать никогда не бывает одинокой. Материнство приносит радость. Правда, оно есть некоторый вид взвешенного жертвования собой. Освободившись от опекунства Роже, я смогла ощутить в себе внутренние силы…»

 

С тех пор Катрин Денев больше никогда не доверяла мужчинам. И боялась влюбляться. Она признавалась:

 

«Боюсь любви, как боюсь боли. Потому что оборотная сторона любой любви — всегда боль… Бывают моменты, когда ощущаю себя счастливой или глубоко несчастной. Словно я знаю, что когда счастлива, то потом придется за это расплачиваться. А иногда случается даже заплатить заранее…»

 

Успех пришел к Катрин благодаря фильму, от которого она не ожидала ничего особенного. «Шербургские зонтики». Еще одна мелодрама, правда, с привкусом горечи и безнадежности… Но – всего лишь еще одна мелодрама! Даже режиссер, Жак Деми, не ожидал невероятного успеха фильма у зрителей, и тем более – у критиков. «Шербургские зонтики» получили «Золотую пальмовую ветвь» в Каннах и четыре номинации на «Оскар».

Нигде прежде так ослепительно не раскрылась красота Катрин.

Ее Женевьева в сиянии первой любви к простому парню Ги, в сиянии своих золотых волос, неизменно вся в светлом -- не девушка, а поток солнечного света… С голубой косынкой, которую она сминала в руках, и эта косынка была словно кусочек неба.

Ее Женевьева, после отъезда Ги на войну в Алжир, беременная, встревоженная, за обедом с благородным и богатым Роланом Кассаром, увенчанная короной «бобовой королевы» и почти невыносимо красивая, пристально глядящая на Ролана – и в глаза каждому зрителю.

Ее Женевьева, в сверкающих темных мехах дорогой шубки, осыпанная снегом, печальная, несмотря на свое благополучие, и научившаяся скрывать свои чувства… В Женевьеву влюбился весь мир! Не только Франция, но вся Европа, США и даже СССР, где «Шербургские зонтики» имели огромный успех!

Все таблоиды обсуждали роман, якобы произошедший во время съемок между Катрин Денев, игравшей Женевьеву, и Нино Кастельново, игравшего Ги. Никто не хотел верить, что эта фарфоровая красавица не желает принимать даже ухаживания, после того, как немолодой режиссер-плейбой разбил ей сердце.

Для Катрин этот фильм имел значение только потому, что она забеременела во время съемок, она носила желанное дитя от Роже Вадима, и возможно, именно ощутив изменения в своем теле и в своем будущем, она смогла сыграть настолько одухотворенно.

От Роже Вадима она ушла еще до того, как «Шербургские зонтики» вышли на экран. Его покидала женщина и он принял это легко.

И только потом Вадим осознал, что потерял богиню.

 

«Шербургские зонтики» сделали ее знаменитой, но великой актрисой Катрин Денев признали после того, как еще малоизвестный режиссер Роман Полански снял ее в фильме «Отвращение», в роли маникюрши, постепенно сходящей с ума от отвращения к плотскому миру вокруг. В этом фильме Катрин была не только пленительной и прекрасной, но соблазнительной и гениальной. Полански был в восторге от совместной работы, но отметил, что роль как-то изменила Катрин, что она, как и большинство великих киноактрис, уносит с собой со съемочной площадки какие-то черты своей героини…

Катрин утверждала:

 

«Боюсь любви, как боюсь боли. Потому что оборотная сторона любой любви — всегда боль… Бывают моменты, когда ощущаю себя счастливой или глубоко несчастной. Словно я знаю, что когда счастлива, то потом придется за это расплачиваться. А иногда случается даже заплатить заранее…»

 

И все же один раз вышла замуж: во время работы над «Отвращением» она познакомилась с фотографом Дэвидом Бейли. Он не скрывал, что просто боготворит эту ледяную красавицу… И когда он просил ее руки, Катрин согласилась. Правда, теперь она не готовила никаких нарядов для свадьбы и особенных туфель. Она вышла замуж в черном платье.

В день свадьбы Роже Вадим прислал ей записку: «Прости меня. Я не знал, насколько ты мне дорога». Но это признание запоздало на много лет.

Официально брак Катрин Денев и Дэвида Бейли продлился до 1972 года, но неофициально Катрин ушла от Дэвида раньше. Она никак не могла по-настоящему поверить в его любовь, ее обожженная душа и израненное самолюбие требовали каких-то невероятных доказательств глубины его чувства, и в конце концов она измучила и его, и себя…

После Катрин решила, что теперь уж точно – никогда больше. Никаких свадеб.

Ее долгий и счастливый роман с красавцем и плейбоем Марчелло Мастроянни так и не стал брачным союзом. Несмотря на то, что Катрин в 1972 году родила от Марчелло дочь Кьяру. Несмотря на то, что Марчелло сделал ради Катрин то, на что он не готов был ни ради одной из своих женщин: он покинул свою жену Флору, которая была для него родной душой и относилась ко всем его эскападам с материнской снисходительностью. Но Катрин не оценила жертвы. Она так и не стала женой Марчелло, но оставалась его возлюбленной, а потом и другом до его последнего часа.

Катрин говорила:

 

«Любовь — это страдание. Одна сторона всегда любит больше».

 

Теперь она предпочитала быть той, которую любят и которая снисходит к чужой любви. Вообще же, искусство – и собственные роли в кино, и наслаждение чужим творчеством – вполне успешно заменило для нее тот омут любовных страстей, в который она так отважно прыгнула в возрасте семнадцати лет… И в который другие женщины, включая ее любимую сестру Франсуазу, продолжали прыгать снова и снова. Страдали и снова влюблялись.

Катрин предпочла жизнь без мучений. По крайней мере, без мучений из-за любви. Но затаиться не удалось. Судьба нанесла жесточайший удар. Многие ее друзья считали, что Катрин Денев «окончательно заледенела», когда погибла в автомобильной аварии Франсуаза Дорлеак. Сестры были близки, как близнецы. Потерять Франсуазу – для Катрин это было сродни ампутации значительной части души.

 

…И все эти годы она носила «L’Heure Bleue» Guerlain. Запах тихой грусти, сложный сиренево-серый узор из ирисов и фиалок. Аромат, идеально подходивший к ее душевному состоянию. Катрин наносила его на шею, за ушами, в ямочки над ключицами и в ямочки под коленями, несколько капель на волосы – она окутывала себя духами с головы до ног. Привычка «закутываться в духи» сохранилась.

А вот духи в конце концов она сменила.

Когда Катрин Денев предложили рекламировать «Chanel №5» — она ими пользовалась.
(некоторые слышат мотив "Красной Москвы" в  Chanel №5 через минут 30-40 после старта)  И казалось, они были созданы именно для нее: с чистым альдегидным ароматом снега, из-под которого пробивались ноты тропических цветов. Пожалуй, никто настолько не подходил в качестве живого воплощения «Chanel №5», как Катрин Денев. Успех рекламного ролика, снятого для американского рынка (Катрин пришлось говорить на английском языке) был невероятным.

Катрин иронизировала:

 

«Реклама духов принесла мне больше известности, чем любой фильм, в котором я снималась».

 

Но потом ей пришлось признать, что в этом ролике была магия, делавшая рекламируемые духи желанными – причем в большей степени для мужчин, которые принялись чаще дарить «Chanel №5» своим возлюбленным:

 

«Не так давно я видела в интернете тот рекламный ролик «Chanel N°5», в котором снялась почти 40 лет назад. Большой хит, оказывается! Я там сижу в черном платье и показываю вам только колено. Сижу и говорю о любимом, и все это сексуально не из-за того, что вы видите, а из-за того, что слышите. Сейчас наоборот: вам готовы все показать, но вы ничего не услышите».

 

Даже в ролике она была прежде всего – актрисой. Не красавицей, не моделью, а актрисой.

…Когда Катрин стала по-настоящему увлекаться парфюмерией, разнообразить ароматы, подбирать их для определенного времени года, настроения, для роли, для путешествий? Какой аромат был первым в ее нынешней обширной коллекции, какой убедил ее изменить правилу «у женщины должны быть только одни духи»? К сожалению, я не нашла этой информации.

Зато в интервью с Катрин я читала, что летом она любит носить легкие и сладковатые мускусные ароматы, осенью и зимой – ароматы на основе амбры, а весной – жасмин и гардению. Что для нее очень важно качество материала в парфюмах: «плохо сделанные» гардения и жасмин вызывают у нее удушье и дурноту.

Когда ее спросили, какие ароматы у нее ассоциируются с Парижем, она сказала – ландыш и роза.

Она обожает аромат флердоранжа, но считает, что мало кто смог выразить натуральную красоту этого цветка: ее любимый парфюм с флердоранжем – «Fleurs d'Oranger» Serge Lutens. Великий Маэстро селективной парфюмерии в соавторстве с Кристофером Шилдрейком заключил в строгий прямоугольный флакончик целый сад, цветущий сад, залитый солнцем. Центральная нота – флердоранж – оттенена ароматом медового жасмина и туберозы, с пряными травами и свежими нотками гибискуса. Очень красивый и торжественный парфюм, даже зимой создающий атмосферу южной весны.

Катрин Денев вообще высоко ценит творения Сержа Лютанса: «Он настоящий художник». Среди ее самых любимых парфюмов несколько его произведений.

 

«Ambre Sultan», обволакивающий, окутывающий, согревающий, жаркий, пряный, дымный, смолистый, сладкий, с легкой солоноватой ноткой и запахом смол, в нем и бензоин, и мирра, и смола кипариса.

«Un Lys», натуральная белая лилия, с солоновато-пряным оттенком, присущим цветку, помещенная в пышный букет белой сирени и ландыша, с нотами теплой зелени и ванили столь легкой, что она кажется просто сладостью пыльцы, сладостью летнего дня.

«Rose de Nuit» — розовый шипр, густой и медовый, одна из лучших роз в парфюмерии, соблазнительная, опьяняющая, пленительная и при этом удушающе-ядовитая, как пленительны и удушающе-ядовиты бывают туберозы и орхидеи. С медовым нектаром в сердцевине, с мускусной росой на лепестках, с внятной шипровой горечью от начала и до конца… Горечь победит сладость, но прежде проявится и привкус ночного жасмина, и бархат амбры.

 

Самым странным среди своих парфюмерных пристрастий Денев считает любовь к парфюму «Sables» Annick Goutal: густой, пряный запах бессмертника, с нотой подгоревшей карамели, с корицей и черным перцем, с сандалом и ладанником. Катрин носит «Sables» только в самую невыносимую жару: именно тогда он раскрывается так, как ей нравится.

Катрин любит ароматы свечей Diptyque «Feu de Bois» и «Mousses», и всего один парфюм Diptyque, но именно он у нее должен быть всегда: «L'Ombre Dans L'Eau» — запах влажного заросшего сада, нескошенной травы и смородиновых листьев, и роз, благоухающих сквозь зелень, и свежего ветра, приносимого с озера, скрытого за деревьями, но присутствующего где-то невдалеке. Она часто дарит «L'Ombre Dans L'Eau» своим друзьям. Сама она не пользуется им, как парфюмом, но наносит его на подушку перед сном.

Она вообще не ложится в постель, не надушив подушку.

Ароматы для постели – все ароматы от Jo Malone, которые создала сама Джо, и «Rose Menthée» от Fresh (я не нашла на сайте Fresh этого аромата, но в интервью упоминается именно «Rose Menthée»). Иногда, когда ей особенно хочется отдохнуть и успокоить нервы, она распыляет на подушку «Cologne Bigarade» от Frederic Malle. Обычно же она орошает им свои волосы. «Cologne Bigarade» создал Jean Claude Ellena: полный воздуха, утонченный, с первого вздоха кажущийся простым, но на самом деле – сложный аромат, сочетание горького апельсина, кардамона, зеленой травы и пряного душистого сена, с легким веянием розы. А Катрин чувствует в нем ещё и аромат флердоранжа, для нее «Cologne Bigarade» - прогулка среди цветущих апельсиновых деревьев.

Из всего парфюмерного изобилия, окружающего Катрин, больше всего она любит творения Frederic Malle.

Она даже написала вступление к книге Фредерика Малля «De L'Art du Parfum» и выступила на презентации этой книги. Ароматы, которые она упоминает, как свои любимые: «Lipstick Rose», «Noir Epices», «Cologne Bigarade»… И особенно – «Iris Poudre».

Парфюмерия является для Катрин частью не только ее жизни, но и ее искусства. Она рассказала в интервью:

 

«Я люблю надеть новый парфюм для нового фильма. Я ношу его только во время съёмок, как часть роли, и все мои костюмы для фильма пропитаны одним ароматом...»

 

Обычно Катрин не возвращается к парфюму, когда работа над фильмом завершена. Лишь несколько парфюмов она полюбила так сильно, что вынесла их за пределы съёмочной площадки, в свою реальную жизнь.

Катрин обожает «Noir Epices» Frederic Malle, творение Мишеля Рудницка, сочетающее в себе классический фруктовый шипр с «рождественской» тематикой: апельсин с корицей, гвоздикой, мускатным орехом, стручком ванили и пачулиевым шоколадом. Стойкий, но не шлейфовый, создает своего рода «зону комфорта» вокруг носителя. Уют, который всегда с тобой. Катрин носила этот аромат, когда снималась в мини-сериале «Принцесса Мария Бонапарт» (2004), в котором она сыграла принцессу, во время Второй Мировой войны делающую все возможное, чтобы спасти от концлагеря своего психиатра, доктора Фрейда, и попадающую под пристальное внимание Гестапо. Сериал наполнен чувством неуверенности и страха, и чтобы не уносить с собой эти гнетущие эмоции в свою реальную жизнь, Катрин согревалась «Noir Epices».

«Lipstick Rose» Frederic Malle, созданный Ральфом Швигером, нежно-помадный, деликатно пудровый. Сливочная роза с фиалковой пудрой, база из молочного мускуса: нежный, телесный аромат, «запах женщины». Катрин носила его, когда снималась у Кристофа Оноре в «Возлюбленных». Там она играет немолодую, но еще прекрасную и чувственную женщину с прошлым… Восхитительным для нее и предосудительным для многих прошлым. Возраст не имеет значения: она изысканна и соблазнительна. Как изысканно-соблазнителен аромат «Lipstick Rose».

«Iris Poudre» Frederic Malle, творение Пьера Бурдона, напоминает Катрин молодость. Тем более, что вдохновением для этого аромата стала она, Катрин Денев, в роли Северины, в самом скандальном из своих фильмов: «Дневная красавица» режиссера Луиса Бунюэля. Северина — холодная женщина, скромная и обеспеченная дама, днем являющаяся в бордель, чтобы научиться страсти, и влюбляющаяся в преступника…

«Iris Poudre» звучит немного в стиле ретро: альдегидно-шипровый, пудровый, холодный и бесконечно нежный. Этот парфюм – нечто гораздо большее, чем наслаждение ароматом цветов ириса. В нем присутствует чистый и негромкий мускус, вызывающий ассоциации с нежной кожей, светлой замшей, серебристым шелком. В нем есть легчайшие альдегиды, благодаря которым кажется, что во флакон поместили дождь и прохладу летнего дня: гармония между теплом и прохладой в «Iris Poudre» идеальна! Сладость сандала и бобов тонка – не ярко выраженная, но ощутимая – собственно, и придает теплоту. «Iris Poudre» – как тихий голос, к которому невольно прислушиваешься. Тихий голос с очень четкой артикуляцией. «Iris Poudre» — мне он кажется самым подходящим ароматом для Катрин Денев…

Но Денев, как все истинные любители парфюмерии, продолжает свой поиск парфюмерных наслаждений. И кажется, она сама вовсе не чувствует себя той снежной королевой, которой к лицу холодные ароматы. Франсис Куркджян создал парфюм специально для нее: ее духи, аромат, который Катрин приняла, как свой личный запах. Это оказалась страстная сладкая роза, утопающая в темном благоухании пачули, с душноватой нотой тмина, ожогом красного перца и острым, свежим запах надломленного стебля нарцисса, а где-то в глубине – горечь шипра и животная теплота, придающие парфюму слегка старомодный оттенок. Когда Куркиджян захотел включить этот аромат в свою линейку, Катрин согласилась, и теперь он носит название «Lumiere Noire Pour Femme» Maison Francis Kurkdjian.

Катрин и сама создала духи. Она придумала аромат и терпеливо пробовала один вариант за другим, пока ей не принесли тот самый, который ей был нужен. Парфюм «Deneuve» был выпущен в 1986 году фирмой Avon. Сейчас еще можно достать винтажный флакон. И он стоит того, если вы любите шипр, весенние цветы и альдегиды. С моей точки зрения, «Deneuve» великолепный аромат, и мне удивительно, что он не «прогремел». А может быть, это сейчас, на фоне современных ароматов, он кажется настолько сложным и роскошным.

Раскрывается «Deneuve» горечью дубового мха и густым запахом ароматических смол, сладостью сандала, бархатистостью корицы и мускатного ореха, но вскоре из всей этой теплоты пробиваются нежные, хрупкие цветы: гиацинт, пармские фиалки, ландыши, ирисы. Они все – свежие, живые, от них веет весной, сладостной прохладой альдегидов, и они словно закутаны в смолистые и пряные ноты, как если бы оранжерейный букет зимой закутали в бобровую шубу, чтобы его не повредил мороз, чтобы его успели доставить белокурой красавице с точеным лицом и нежным, чуть рассеянным взглядом. Такой была Катрин в фильме «Майерлинг», где она сыграла Марию фон Вечера, возлюбленную австрийского кронпринца Рудольфа: они вместе покончили с собой в замке Майерлинг…

(Примечание от Aleksandr88.  Наиболее точное описание: аромат немного  пудровый,  и пудра эта с нижеописанными нюансами. 
«Deneuve» похож на аромат депиляционного крема Bocage Lancome (из СССР) но позеленее, а также на смесь Ivoire Balmain и Scherrer-1(второй зелёно-кожаной версии) по кр мере в первые час- два. Горечь чем-то немного напомнила Эллипс (минуты с 10-ой по 15-ую после нанесения). А в первые  5 мин  померещился "One man show" Богарта - очень  популярный в 1985-1995 гг..)

 

Это был один из самых романтических ее образов.

Да, я очень жалею, что «Deneuve» больше не выпускают. Я обожаю этот аромат.
А Катрин говорит, что возможно, она бы еще раз поучаствовала в создании духов, если бы ей это предложили. Надеюсь – ей предложат и уверена: у нее получится красиво.

Катрин говорит о духах, как о волшебном эликсире:

 

«Их суть – поведать… Но не обязательно все и не обязательно каждому…»

 

Она признается:

 

«В каждое мгновение жизни меня сопровождают духи… Я скорее забуду очки или ключ, чем выйду из дому, не надушившись».

 

Если вспомнить, что Катрин Денев не ляжет спать, если не надушена ее подушка, то становится ясно: она не преувеличивает. Духи и правда сопровождают ее в каждое мгновение жизни.

 

 

 

 

Подпишитесь на нашу рассылку и Вы будете ежедневно получать последние новости сгруппированные по категориям

Редакция не несет ответственность за содержание информационных сообщений, полученных из внешних источников. Авторские материалы предлагаются без изменений или добавлений. Мнение редакции может не совпадать с мнением писателя (журналиста)
Для того, чтобы иметь возможность обсуждать публикации и оставлять комментарии Вам необходимо зарегистрироваться!

Ответы и обсуждения

Ещё из "Культура":

Всё из "Культура"

Подписка на получение новостей по почте

E-mail адрес обязателен
Name is required