Menu
Russian English

Индиане Джонсу 40 лет. Как все начиналось



Подключайтесь к Telegram-каналу NashDom.US



 Дата: 12.06.2021 07:15
Автор: Александр Кан обозреватель по вопросам культуры

40 лет назад, 12 июня 1981 года, в американский прокат вышел фильм "Индиана Джонс: В поисках утраченного ковчега". За четыре десятилетия плод совместного творчества двух крупнейших кинематографистов своего времени Джорджа Лукаса и Стивена Спилберга, "Индиана Джонс" превратился не только в одну из самых знаменитых франшиз мирового кино, но и создал грандиозную глобальную мультимедийную империю.

Контекст и предыстория: в поиске нового языка

К 1970-м годам американское кино оказалось на перепутье. Традиционный, рассчитанный на грандиозные коммерческие блокбастеры Голливуд с его системой мегазвезд и костюмными историческими драмами и мюзиклами постепенно изживал себя. "Бен-Гур" (1959) с Чарлтоном Хестоном, "Клеопатра" (1963) с Элизабет Тейлор и Ричардом Бертоном, "Моя прекрасная леди" (1964) с Одри Хепбёрн и Рексом Харрисоном, "Звуки музыки" (1965) с Джули Эндрюс и Кристофером Пламмером чем дальше тем больше, несмотря на инерционный и все еще значительный успех, казались безнадежно устаревшим анахронизмом. На смену этому старому шло новое, лишенное прежней сентиментальности, жесткое кино молодой кинематографической поросли.

Квентин Тарантино, для которого история американского кино - библия, которую он знает назубок и которой поклоняется, очень точно уловил и сумел воспроизвести этот сложный переходный момент рубежа 1960-70-х в своем недавнем, помещенном в 1969-й год, фильме "Однажды в Голливуде".

Спустя несколько лет устами одного из критиков эта молодая кинопоросль получила общее название - "поколение беспечных ездоков и бешеных быков", по двум ключевым, обозначившим новую эстетику фильмам - "Беспечный ездок" (1969) Денниса Хоппера и "Бешеный бык" (1980) Мартина Скорсезе.

В эту группу, хотя формально она никак оформлена не была, входили, наряду с Хоппером и Скорсезе, целая плеяда молодых режиссеров - Фрэнсис Форд Коппола, Майк Николс, Брайан де Пальма, Роберт Альтман, Вуди Аллен, Терренс Малик, Джордж Лукас, Стивен Спилберг.

Они ориентировались не столько на старый Голливуд, сколько на новое, появившееся в 1960-е годы европейское (французская "новая волна", итальянский пост-неореализм) и азиатское кино, с их жестким реализмом, нелинейным сюжетным построением, пренебрежением хеппи-эндом и прочими немыслимыми раньше нововведениями.

В таком же русле начинали свою карьеру и Джордж Лукас, и Стивен Спилберг. Один из первых фильмов Лукаса - "Американское граффити" (1973), почти бессюжетная реминисценция о его собственной подростковой юности. Полнометражный дебют Спилберга - "Дуэль" (1971) - напряженная психологическая драма, в которой обычный бизнесмен-коммивояжер в своей скромной малолитражке оказывается вдруг на дороге объектом яростного, злобного, необъяснимого преследования со стороны мрачного, грязного, тяжелого грузовика, водителя которого на протяжении всего фильма мы так и не видим.

Оба фильма были замечены и отмечены и критикой, и номинациями. А "Американское граффити" даже имел очень приличный кассовый успех. Однако ни та, ни другая картина не предвещали превращения их авторов уже через несколько лет в титанов коммерческого Голливуда.

Однако при всей ориентации на новое, современное и зачастую неамериканское кино, "беспечные ездоки и бешеные быки" были плоть от плоти американской кинотрадиции. Неслучайно группу стали называть "Новый Голливуд". Для них было принципиально важно вписать этот новый киноязык в старую традицию "фабрики грез". При всем уважении к европейским мэтрам (в своих "Близких контактах третьей степени" Спилберг снял в одной из ролей одного из ведущих режиссеров французской новой волны Франсуа Трюффо), почетная, но в мире кинобизнеса маргинальная роль американского арт-хауса их явно не устраивала. Выходя на лидирующие позиции, они ни в коем случае не готовы были отказаться от доминирующей роли Голливуда, будь то старого или нового, в мировом кинопроцессе.

Тем более, что европейские конкуренты подпирали, неожиданно успешно вторгаясь на самое что ни на есть американское кинополе. Успех снятых не американцем, а итальянцем Серджио Леоне, не в Калифорнии или Неваде, а в Испании спагетти-вестернов, пусть и с неотразимым американским ковбоем Клинтом Иствудом в главной роли, заставлял искать новые решения для старых, классических, гарантирующих массовый успех жанров.

И если друг Лукаса Коппола внес новый киноязык в классическую гангстерскую драму, создав свою величественную эпопею "Крестный отец", то Лукас и Спилберг вслед за новым языком стали искать и новое содержание.

Лукас практически сразу погрузился в восходящую еще к 1930-50-м годам американскую мифологию комиксов, телесериалов и так называемых "космических опер", не претендующего даже на малейшую научную достоверность фантастически-приключенческого жанра. Как всякий, росший в те годы американский подросток, он был очарован появившимся на основе этой мифологии потоком малобюджетного кинотрэша, так называемых фильмов "категории Б", и поставил перед собой задачу превратить их в настоящее искусство.

К 1977 году, в первом фильме "Звездные войны", примешав к трэшевым историям сюжетные линии горячо любимого им Акиры Куросавы, расцветив комиксную фантасмагорию стильным космическим дизайном, к созданию которого он привлек работавшего над кубриковской "Космической Одиссеей 2001" художника Колина Кантвелла, и невиданными до тех пор в мировом кино самыми современными спецэффектами, рождаемыми в предусмотрительно основанной им еще в 1975 году специальной студии Industrial Light & Magic, Лукас эту задачу решил. Что не помешало ему, впрочем, продолжать работать над ее решением всю жизнь.

Спилберг, сняв после вышеупомянутой "Дуэли" еще несколько столь же малозаметных картин, добился крупного прорыва в 1975 году, экранизировав в сверхреалистичной и достоверной, лишенной всяческой утрированности ужастика манере изданный всего годом ранее триллер Питера Бенчли "Челюсти".

В 1977 году он, как и Лукас, обратился к фантастике. Однако "Близкие контакты третьей степени" ничего общего со "Звездными войнами" не имели. Несмотря на фантастическую сюжетную завязку - вполне в духе научной, а не комиксной фантастики - фильм, в основе которого были детские впечатления режиссера от наблюдений за метеорными потоками, был погружен в реальную, полную достоверных бытовых подробностей американскую жизнь. А главное, в нем, как и в следующем, снятом уже после "Индианы Джонса" "Инопланетянине", была трогательная, лиричная детская линия.

Оба фильма имели грандиозный успех, и к 1977 году, когда 34-летний Джордж Лукас пригласил своего 31-летнего друга и коллегу Стивена Спилберга присоединиться к нему на отдыхе на Гавайях, оба они уже были суперуспешными режиссерами, в полном расцвете сил, в поисках нового интересного проекта.

Рождение идеи

Прямо там, на гавайском пляже, Лукас поделился со Спилбергом своей идеей, которую он вынашивал еще с 1973 года, вскоре после того, как была завершена работа над "Американским граффити". Общую концепцию идеи, как и вдохновение для "Звездных войн", он почерпнул из поп-культуры 1930-40-х годов, только на сей раз не комиксов и "космических опер", а так называемых киносериалов - растянутых на несколько выпусков, каждый по 10-15 минут, приключенческих историй.

Любитель археологии Лукас придумал в общих чертах историю о профессоре-археологе, гоняющемся по миру в поисках исторических древностей. Имя ему он дал Индиана, в честь своей любимой собаки, а фамилию - самую заурядную, Смит.

До Спилберга он уже пытался привлечь к постановке "Приключений Индианы Смита" еще одного своего друга - режиссера Филиппа Кауфмана. Тот поначалу увлекся идей и даже внес в нее ключевой элемент: главным предметом поисков археолога Индианы должен стать Ковчег Завета - описанный еще в Ветхом Завете священный сундук, в котором хранятся каменные скрижали Завета с десятью заповедями. Ковчег должен был стать завязкой конфликта главного героя с нацистами - Гитлер, как известно, был приверженцем всякого рода оккультных теорий.

Однако к моменту отдыха Лукаса и Спилберга на Гавайях Кауфман, привлеченный к постановке другой картины, из проекта вышел. Спилберг, обретший после успеха "Челюстей" и "Близких контактов" широкую международную известность, рассчитывал заполучить в качестве своей следующей режиссерской работы ни много ни мало очередной фильм бондианы.

Однако Лукас его убедил: Индиана лучше Бонда. Спилберг был увлечен и захвачен, но все же спросил: "А сам ты почему не возьмешься?" - "Нет, я с режиссурой покончил, бери, дарю".

К более подробной разработке сценария привлекли Лоуренса Каздана - автора сценария второго фильма "Звездных войн" "Империя наносит ответный удар", который Лукас (он Спилберга не обманул) на самом деле ставить не стал, удовлетворившись ролью продюсера.

Конструирование героя

В разработке образа и характера главного героя все трое - Лукас, Каздан и Спилберг - принимали равное участие. Началось с того, что Спилберг категорически отверг фамилию героя Смит, полагая, что она вызовет у зрителя слишком прямые ассоциации с классическим вестерном 1966 года "Невада Смит", главную роль в котором сыграл Стив Маккуин. Сошлись на фамилии, правда, ничуть не менее заурядной - Джонс.

За основу типажа Индианы Джонс взяли черты трех суперпопулярных актеров и сыгранных ими персонажей: Клинта Иствуда - "человека без имени" в "долларовой трилогии" Серджио Леоне и полицейского инспектора Гарри Калахана в серии фильмов под общим названием "Грязный Гарри"; японца Тоширо Мифуне, игравшего главные роли в классических фильмах Акиро Куросавы "Расёмон", "Семь самураев", "Трон в крови"; и Джеймса Бонда, главным экранным воплощением которого к тому времени был неотразимый Шон Коннери.

Характер, увлечения и моральные качества Индианы Джонс формировались в процессе бурных дискуссий. Лукас хотел, чтобы Джонс был мастером кунг-фу и плейбоем, но Каздан и Спилберг сочли, что сочетание археолога и искателя приключений и без того уже достаточно накрученное. Спилберг предлагал сделать его азартным игроком и алкоголиком, но Лукас эту идею отверг. Он считал, что Инди - так скоро стали называть главного героя - должен стать ролевой моделью для молодых зрителей: "честным, правдивым и вызывающим доверие".

И Лукас, и Спилберг сходились в том, что герой их может ошибаться и терпеть неудачи, что в ходе своих приключений он может попадать в смешные и неловкие ситуации. Это должен был быть человек, с которым зрители могли соотнести самих себя.

"Мы хотели показать, - говорил Спилберг, - что наш герой способен испытывать боль и выражать свою боль, в ярости выходить из себя, совершать ляпы и не бояться посмеяться над самим собой. То есть Индиана Джонс - не идеальный супер-герой, но его слабости и несовершенства дают зрителям возможность поверить, что воспитав в себе мужество, характер и силу воли, они тоже могут стать таким же".

Актеры

Для роли Индианы Джонса Лукас хотел относительно малоизвестного актера, который будет готов сниматься в кинотрилогии. Сегодня, 40 лет спустя, список этих "малоизвестных" имен, которые рассматривались в качестве возможных исполнителей главной роли выглядит как забавная насмешка: Билл Мюррей, Ник Нолти, Стив Мартин, Питер Койот, Джек Николсон, Джефф Бриджес.

Спилберг, впрочем, изначально хотел видеть в качестве Индианы Джонса Харрисона Форда, который впечатлил его в роли Хана Соло еще в первых "Звездных войнах". Лукас, однако, был против - он не хотел, чтобы Форд "превращался в моего Де Ниро" - имея в виду ставшую навязчивой пристрастность Мартина Скорсезе к своему любимому актеру. К тому же он не был уверен, что Форд согласится взять на себя обязательство сняться во всех фильмах трилогии.

Сошлись в конечном счете на Томе Селлеке, актере действительно малоизвестном, но казавшимся всем по большинству параметров идеально подходящим для роли Индианы Джонса. Однако Селлек был связан контрактом на главную роль в телесериале "Частный детектив Магнум".

Длительные и напряженные переговоры между Lucasfilm и производителем сериала телеканалом Си-би-эс поначалу, казалось, могли привести к компромиссу, но в итоге Селлек вынужден был с сожалением отказаться. Детектив Магнум принес ему премии "Эмми" и "Золотой глобус" и сделал его телезвездой, но по сравнению с Индианой Джонсом… Да, есть о чем сожалеть.

"Мы уже готовы были начать съемки, и тут в самую последнюю минуту поняли, что исполнителя главной роли у нас нет", - вспоминал Лукас.

Спилберг почувствовал, что руки у него развязаны и что в такой ситуации он без труда уговорит Лукаса обратиться к Форду.

Форд немного поломался, заломил за роль семизначный гонорар, семь процентов от общей кассы и право значительно переписать свои реплики. "Я ни в коем случае не хочу превратиться в этом фильме в профессора Соло", - заявил он.

Все-таки съемки пришлось немного отложить: Форду потребовалось несколько недель, чтобы под руководством опытного каскадера подтянуть физическую форму, научиться пользоваться кнутом и другим выпавшим по сценарию на долю его героя трюкам. Впрочем, своего персонажа он видел в первую очередь как ученого, а лишь затем как искателя приключений.