Menu
Russian English

Еврей, который свел с ума весь Париж



Подключайтесь к Telegram-каналу NashDom.US



 Дата: 29.11.2022 06:43

 Даже если бы он не написал больше ничего, а только свой знаменитый кан кан из «Орфея», его бы все равно надо было бы признать гениальным.

По счастью он написал много больше. Некрасивый еврейский мальчик, поднявшийся до вершин в музыке и сумевший построить свое личное счастье. Надо же какой упрямый оказался. Не в скрипачи рванул, а в композиторы. А много вы больших композиторов-евреев знаете в 1-й половине 19 века? Вот и я немного. Майербер, да Мендельсон, да мало кому известный Галеви. Да наш герой – непревзойденный Жак Оффенбах.
 


Еврейский мальчик Яков (Якоб, Жакоб) родился в бедной еврейской семье кантора Исаака Эберста (практически Эвереста). Денег семье не хватало, отец брался за другие работы: также играл на скрипке, преподавал пение и реставрировал еврейские книги. С детства у Якова было очень слабенькое здоровье, поэтому родители решили, что скрипка отнимает у него много сил, и решили – пусть занимается на виолончели. Когда Яков подрос, то захотел учиться в Парижской консерватории, куда категорически не брали студентов-иностранцев. И тут старший Оффенбах проявил себя настоящим «аидише папой»: каким-то образом он убедил самого Керубини послушать своего отпрыска. «Страшненький, но талантливый», - решил Керубини и принял Якова на курс.
Повидимому, достойный мэтр совсем не был антисемитом: в этот момент в консерватории преподавал один из любимых его учеников – тот самый Галеви, который и стал учителем будущего короля оперетты.