Для подписки на рассылку, пожалуйста, заполните поля формы.
E-mail адрес обязателен
Name is required



 


Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.

Историк Глембоцкий: "Польская операция" НКВД была забыта и скрыта

Дата: 12/04/2017 07:59
Автор: Галина Петровская
Источник: DW
Высланный из РФ историк Хенрик Глембоцкий рассказал DW о своей работе в российских архивах. По его мнению, общество должно знать о преступлениях НКВД против поляков в 1937-1938 годы.

Сотрудник Ягеллонского университета и краковского отделения Института национальной памяти (ИПН) Хенрик Глембоцкий в интервью DW рассказал о теме своих последних исследований в российских архивах. По его мнению, общество должно знать о малоизвестной странице истории Большого террора - "польской операции" НКВД в 1937-1938 годы, когда, по оценке "Мемориала", были расстреляны 111 тысяч поляков, проживавших в СССР.

ФСБ РФ выдворила Глембоцкого из страны 24 ноября без права на въезд. МИД России назвал это ответом на высылку в сентябре из Польши российского историка Дмитрия Карнаухова. Глембоцкий считает свою депортацию необоснованной. Ранее исследователь занимался историей польско-российских отношений 19-20-го веков и свободно посещал Россию с 1993 года.

DW: Расскажите о ваших исследованиях в российских архивах, связанных с периодом до начала Второй мировой войны.

Хенрик Глембоцкий: В 2017 году исполнилось 80 лет с начала Большого террора НКВД. В последнее время я занимался малоизученной и малоизвестной для общества темой - "польской операцией" 1937-1938 годов. Это только часть кампании сталинских репрессий, когда уничтожали россиян, украинцев, белорусов, евреев и людей других национальностей.

Хенрик Глембоцкий:

Хенрик Глембоцкий:

Но у поляков, живших в Советском Союзе, особая история. Против них по приказу главы НКВД Николая Ежова была проведена спецоперация. Из 140 тысяч репрессированных поляков расстреляли, по подсчетам историков российской правозащитной организации "Мемориал", не менее 111 тысяч человек. То есть, из каждых 100 арестованных были убиты 80. По некоторым данным, число жертв доходит до 200 тысяч, потому что некоторых расстреливали в рамках других операций Большого террора, например, как кулаков. Другие погибали в транспорте во время депортаций в Казахстан и Сибирь или умирали в ГУЛАГе.

Большинство расстрелянных были мужчинами старше 16 лет, простые люди - рабочие, крестьяне. Их семьям не оглашали приговоры, не сообщали, где они похоронены. Те, кто чудом выжил, скрывали свою национальность, переставали говорить по-польски из страха и запрещали это делать своим детям. Это было чудовищное злодеяние, но за другими преступлениями советской власти "польская операция" была просто забыта и скрыта. В Польше эти события до сих пор вообще неизвестны никому, кроме узкого круга историков.

- Почему?

- После 1956 года, когда развенчали культ личности Сталина, в Польской народной республике главными жертвами назвали деятелей местной компартии, которые были убиты в годы сталинизма, а сам сталинский террор упоминался как "период ошибок". Но не было никакой информации о польских ксендзах, которые практически все были расстреляны. Или о тысячах уничтоженных поляках, многие из которых не умели даже писать. Ведь у них не было своих Солженицына или Ахматовой, которые рассказали бы о преступлениях сталинизма.

В Польше есть памятник жертвам расстрелов в Катыни. Но нет такого, который бы почтил память жертв "польской операции", хотя во время нее НКВД уничтожил в разы больше поляков, чем в Катыни. Об этом не говорится ни в школьных учебниках истории, ни в учебниках для моих студентов. С 1989 года после круглого стола с оппозицией и ее прихода к власти в Польше тоже неохотно занимались делами преступлений коммунистического режима. Ведь многие польские коммунисты не только выносили приговоры о заключении за решетку оппозиционеров, но были также причастны к репрессиямсталинского времени.

За первые упоминания о "польской операции" мы должны быть благодарны Николаю Иванову из Беларуси, который в 1991 году издал в Польше книгу о судьбе двух автономий поляков в довоенном СССР - имени Мархлевского на Житомирщине и имени Дзержинского в Беларуси под Минском. Но тогда у Иванова еще не было доступа к секретным документам. В 1993 году сотрудник российского "Мемориала" Никита Петров опубликовал рапорты НКВД из открытых в то время архивов на Лубянке, объяснявшие цели операции против поляков и свидетельствовавшие о ее размахе.

- Насколько актуальна в России тема сталинских репрессий?

- Перед высылкой я провел две лекции в петербургском отделении "Мемориала" и Польском институте в Санкт-Петербурге по инициативе принимающей стороны. Накануне Второй мировой войны в Ленинграде жили около 50 тысяч поляков. Сталинские репрессии там были особенно масштабными и наиболее заметными. Американский исследователь Терри Мартин приводил такую статистику: в 1937 году поляков-ленинградцев расстреливали в 31 раз чаще, чем россиян, и даже чаще, чем немцев. Связь сталинских преступлений с определенной этнической группой - с поляками - была очень выразительной.

Современные российские власти не отрицают времени Большого террора. На местах, где убивали людей, ставят кресты. Я ничего не слышал об официальном запрете на исследования или опубликование материалов о "польской операции". В Варшаве в сентябре прошла конференция о Большом терроре с участием, в том числе, и российских ученых. Но в то же время, если говорить о возвращении культа Сталина в России, то это есть.

Я видел в продаже много книг со словом "Сталин" на обложке, но слова "преступления" и "Большой террор" в основном не упоминаются. Мне кажется, это показывает смену восприятия тех событий, и теперь политика памяти направлена на то, чтобы притушить обсуждение в обществе такой невыгодной темы как ответственность за Большой террор. Тем более что многие представители российской власти были глубоко связаны со спецслужбами.

- Институт национальной памяти Польши (IPN) год назад объявил об уголовном расследовании "польской операции" Что это значит?

- Следствие, проводимое IPN, носит характер символичный и исторический и занимается сбором документов и свидетельств, которые когда-нибудь послужат написанию точной истории событий. Расследования преступлений уже были проведены в отношении Холокоста, расстрелов в Катыни, военного положения в Польше 1981 года и других событий. Но обвинения со стороны прокуроров IPN практически не имеют юридической силы.

Что касается "польской операции" НКВД, то до сих пор ни в Польше, ни в России преступники не предстали даже перед символическим судом, а получали награды и должности до конца жизни, а потом их хоронили в лучших частях кладбища. Как, например, сталинский палач Василий Блохин, лично приводивший в исполнение смертные приговоры и расстрелявший, по разным оценкам, от 10 до 15 тысяч человек во время Большого террора. В 1940 году он был организатором расстрелов поляков в Катыни.

В IPN сейчас я вместе с другими историками занимаюсь исследованием 20-30 годов прошлого века. Подготовил с коллегами пособие для польских средних школ о Большом терроре и спецоперации Сталина 1937-1938 годов против поляков. Хотелось бы, чтобы эта трагедия хоть и с опозданием, но утвердилась в самосознании поляков и россиян. Считаю, что надо использовать шанс, пока еще можно получить информацию у последних оставшихся в живых свидетелей.


Для подписки на рассылку, пожалуйста, заполните поля формы.
E-mail адрес обязателен
Name is required
Редакция не несет ответственность за содержание информационных сообщений, полученных из внешних источников. Авторские материалы предлагаются без изменений или добавлений. Мнение редакции может не совпадать с мнением писателя (журналиста)

Для того, чтобы иметь возможность обсуждать публикации и оставлять комментарии Вам необходимо зарегистрироваться!
×

Ответы и обсуждения

Ещё из "Публикации":

 Всё из "Публикации"